Home / Статьи / Без достижений и ярких перспектив: Экономические итоги 2019 года в Украине

Без достижений и ярких перспектив: Экономические итоги 2019 года в Украине

Уходящий год стал одним из самых непростых и полным потрясений для украинской экономики: произошла смена властных элит. Новая Верховная Рада с зе-большинством принялась в турборежиме менять существующие правила игры, параллельно протаскивая «хотелки» олигарха Игоря Коломойского. Промышленное производство под конец года начало падать, а бизнес возмутился из-за налоговых инициатив новой власти.

Наибольшее внимание в уходящем году было приковано к вопросам, которые будут определять ключевые векторы экономики в 2020 году: заключению договоренностей о транзите российского газа в украинской ГТС (до сих пор около 3 млрд долл. доходов, что равно около 3% ВВП) и созданию так называемого рынка земли. Впрочем, в связи с тем, что окончательной ясности по этим ключевым вопросам сейчас нет, отсутствует и окончательное понимание, каким для украинской экономики станет 2020 год.

Ясно одно: с учетом того, что заметных улучшений и прорывов в ключевых отраслях не наблюдалось, ждать «экономического чуда» в 2020 году, определенно, не стоит.

Мало выросли? Хорошо, хоть не упали

Макроэкономические показатели, на которые Украина вышла по итогам 2019 года, практически не отличаются от прошлогодних: нынче дискуссии ведутся в пределах десятых долей роста ВВП, но ни о каком значительном прорыве говорить не приходится. По данным Госстата, в 2018 году реальный ВВП вырос на 3,3%, что стало историческим рекордом за последние 7 лет. Итоговая цифра 2019 года пока не объявлена, но согласно прогнозам Всемирного банка она не превысит 3,6%. Международный валютный фонд более сдержан в оценках: в октябре фонд улучшил прогноз ВВП в 2019 году с 2,7 до 3%. В Нацбанке отмечают замедление роста экономики в третьем квартале до 4,1 с 4,6% во втором квартале. В НБУ поясняют это «ослаблением показателей практически всех базовых видов деятельности и финансового сектора», также замедлением роста потребительских трат домохозяйств. Конечные потребительские траты домохозяйств в третьем квартале выросли всего на 8,4%, тогда как в предыдущем квартале рост составил 11,8%.

Показатели ВВП обеспечивались высокими темпами роста в традиционных отраслях-локомотивах, вытягивающих украинскую экономику на протяжении последних лет: сельском хозяйстве и строительстве. В частности, именно благодаря высокому урожаю зерновых и масличных культур экспорт на 13,5% превысил показатель прошлого года: его взнос в рост реального ВВП впервые с конца 2015 года стал позитивным: +2,2 процентных пункта, несмотря на ревальвационный тренд гривны. В нынешнем году Украина собрала очередной рекордный урожай зерновых и зернобобовых культур – 74,3 млн т, что выше рекордных значений прошлых лет: 70,1 млн т в 2018 году и 62 млн т в 2017 году. За девять месяцев 2019 года аграрный экспорт принес Украине 15,8 млрд долл., что на 21,5% больше, чем за аналогичный период 2018 года. Эксперты прогнозируют, что в количественном выражении в 2018/2019 гг. его показатели будут выше значений прошлых лет. Отметим, что в животноводческом секторе, в частности в сфере производства молока и мяса крупного рогатого скота, как и много лет до этого, продолжается стагнация.

Одни отрасли росли, но другие падали

На фоне успехов аграрной отрасли на показатели ВВП оказывало влияние ухудшение показателей промышленности, в первую очередь металлургии, а также энергетики и пищевой промышленности (в результате уменьшения объемов производства табачной продукции). Как сообщалось, украинская экономика оказалась перед лицом серьезной угрозы: металлургическая отрасль, на которую приходится около трети валютной выручки страны и столько же в объеме промышленного производства, 12-15% в общем ВВП, в нынешнем году первой столкнулась с проблемой глобальной мировой рецессии, которая привела к снижению цен на продукцию сталеваров. В результате рецессии ведущих экономик мира цены на сталь пошли вниз. Снижение цен на сталь происходит на фоне того, что цена основного сырья сталеваров, железорудного сырья, все еще остается достаточно высокой, из-за чего наиболее уязвимыми в происходящих реалиях стали предприятия, не имеющие вертикальной интеграции: многие из них были вынуждены прекратить работу. В частности, прекратил работу Днепровский металлургический комбинат им. Петровского, меткомбинат в Каменском сократил объем производства до минимума и уже находится на грани остановки. «Если это произойдет, то повлечет массовые сокращения рабочих мест», — сообщали в «Укрметаллургпроме».

В целом, отрасль ГМК в Украине снизила объемы производства: сейчас они не превышают 21-22 млн т по году по сравнению с 40 млн т (в лучшие времена в 2008 г.). При этом общие объемы производственных мощностей нынче позволяют производить до 28 млн т продукции. Все металлургические предприятия в Украине с начала года работали в убыток.

Что же касается табачной продукции, то «зеленые власти» взялись за нее вплотную. В связи с инициативами по ужесточению фискального давления, один из крупнейших налогоплательщиков в стране British American Tobaсco (ВАТ) (в 2018 году перечислили в бюджет 16,05 млрд грн налогов, войдя в тройку крупнейших налогоплательщиков) приостановил работу своей фабрики в Украине. Ранее BAT из-за «непрогнозируемой фискальной и регуляторной политики правительства Украины» объявила о планах с 2020 года перенести региональный центр из Киева в Румынию. О намерении пересмотреть планы по развитию бизнеса в Украине заявляли и другие крупные операторы табачного рынка.

В частности, большую обеспокоенность у них вызывает инициатива уравнять ставки акцизного сбора, которыми облагаются традиционные сигареты, со ставками налога на табак для нагревательных систем, которые являются альтернативой классическому курению. При этом вейп-системы с никотинсодержащими жидкостями остаются вне поля зрения фискалов. И хотя законопроекты, несущие пагубные последствия для табачной отрасли, после встречи представителей бизнеса с президентом Владимиром Зеленским были временно отложены, недавно Кабмин инициировал новые законодательные изменения, о которых в своем Telegram-канале сообщил премьер-министр Украины Алексей Гончарук. Согласно документу, в частности, предлагается приравнять электронные сигареты и табачные изделия для электрического нагрева к другим табачным средствам, запретив курение электронных сигарет в общественных местах. Кроме того, Кабмин хочет ввести ограничения на рекламу электронных сигарет. Директор по внешним связям «Филипп Моррис Украина» Наталия Бондаренко заявила, что «такой подход (уравнивания табачных изделий для нагревания и сигарет) далек не только от практики регулирования ЕС, но и от законов природы».

Что касается энергетических рынков то главные тренды тут определяли переход к рынку в сфере оптовой торговли электроэнергией, срыв программы по наращиванию отечественной газодобычи до уровня полного отказа от импорта (программа 2020) и договоренности о сохранении транзита газа в украинской ГТС, который ежегодно приносил в бюджет сумму около 3 млрд долл., или около 3% ВВП. Переход к рыночным отношениям в сегменте оптового рынка электроэнергии привел к резкому скачку цен, который ощутили на себе все промышленные предприятия, в том числе водоканалы. После введения рынка цена подскочила почти на 40%. Отчасти виной было сохранение перекрестного субсидирования – механизма, при котором «низкие» цены на электроэнергию для населения сохраняются за счет промышленности. Дополнительной нагрузкой стали тарифы для «зеленой» генерации, которые в Украине остаются на самом высоком среди стран Европы уровне.

Властям отчасти удалось урегулировать проблему: рост цен на электроэнергию для населения сдерживался за счет того, что рынок был закрыт для государственного производителя электроэнергии на атомных электростанциях «Энергоатома» (почти 90% производимой электроэнергии было направлено на нужды ПСО). Кроме того, был принят ряд регуляторных решений с целью удешевить электроэнергию для промышленности и открыт импорт электроэнергии из России (в конце года президент Владимир Зеленский подписал закон, закрывающий эту опцию). В то же время проблема высоких «зеленых» тарифов осталась нерешенной. «В бюджете растет дыра (не хватает средств на покрытие «зеленых тарифов»), и, чем больше мощностей будет вводиться, тем больше будет обостряться проблема, и четкого видения ее решения у правительства нет», — рассказал 112.ua директор ExPro Consulting Геннадий Кобаль. Властям либо придется пойти на непопулярный шаг и отменить ПСО, уравняв цены для населения и промышленности, либо искать другой выход из ситуации, что они пытались безуспешно сделать до последнего времени.

«В отношении добычи газа уже есть полное понимание, что от показателей программы 20/20 и от идеи полностью обеспечивать потребности страны газом собственной добычи, отказавшись от импорта, мы все еще далеки. Несмотря на многомиллионные вливания, крупнейший государственный добытчик газа «Укргаздобыча» значительно нарастить объемы добычи не смогла, — говорит Кобаль. — В «Укргаздобыче» пересмотрели методики подсчета потерь и расходов газа на собственные нужды и на этом основании скорректировали (снизили) плановые показатели добычи. В целом, объемы добычи не изменились, объемы товарного газа остались на уровне 13,5 млрд куб. м. Что касается частных добывающих компаний, объемы добычи в уходящем году вырастут на 3-4% к показателям прошлого года. Стоит отметить, что проекты и подготовка к бурению скважин, которые сейчас вводятся в эксплуатацию, проводились еще в 2018 году при рекордно высоких ценах на газ — 10-12 тыс. за 1 тыс. куб. м. Но сейчас цена газа настолько ниже, что можно ожидать существенного снижения инвестиций в газодобычу. Согласно нашим ожиданиям, они не столько уменьшатся даже, сколько станут более рациональными и просчитанными».

В сухом остатке, несмотря на заявления и проведения многообещающих мероприятий, ни одного крупного нового иностранного инвестора в отрасль газодобычи привлечь так и не удалось.

По вопросу сохранения транзита переговоры с «Газпромом» на момент выхода материала продолжались. На минувшей неделе власти отчитались о достижении комплексного соглашения с «Газпромом», которое позволит сохранить транзит газа в украинской ГТС минимум на пять лет. При этом гарантированные объемы на первые пять лет фиксируются – на уровне 65 млрд куб. м в первый год, затем четыре года по 40 млрд куб. м. Российская сторона уже уточнила, что в протоколе, который был подписан по результатам двух раундов переговоров в Минске и Берлине, зафиксированы «минимальные объемы транзита».

Вопрос о том, сколько средств транзит будет приносить в госбюджет, остается открытым. Официальные лица называют сумму 2-3 млрд долл. в год, то есть не ниже нынешних показателей: «В отношении доходов от транзита газа. Мне кажется, что они несколько завышены и на самом деле ближе к 2 млрд долл. Гендиректор ОГТСУ на представлении новых тарифов вообще называл сумму 1 млрд долл., хотя, с другой стороны, есть информация от российской стороны о том, что тарифы не напрямую скоррелированы с транзитом: с ОГТСУ будет договариваться «Нафтогаз», которому «Газпром» будет платить оговоренную сумму за транзит. Разница между этой суммой и тратами «Нафтогаза» на организацию транспортировки и будет, по сути, новым доходом от тарифа. О какой сумме договорились «Нафтогаз» с «Газпромом», неизвестно. Но по логике даже, учитывая, что объемы транзита газа в сравнении с нынешними снижается, доходы упадут соответственно», — сказал 112.ua Кобаль.

Транзит важен не только в контексте сохранения доходов госбюджета, но и для сохранения уровня цен для украинской промышленности. «Мы видим, что после сообщений о достижении договоренности по транзиту на европейских хабах цены буквально рухнули. В течение последней недели они упали почти на 17%. Диапазон цен для промышленности в Украине на январь находится в районе ценовой отметки в 4800 грн за 1 тыс. куб. м. Это одни из самых низких показателей за последние годы. Фактором низких цен на газ остается высокий уровень наполненности ПХГ газом, европейские ПХГ также наполнены на порядка 97%. Плюс погода, которая традиционно является ценовым драйвером для газа, не способствует его росту. Нынешняя зима аномально теплая и, согласно прогнозам, погода сохранится в течение ближайших 2-3 недель», — сказал директор ExPro Consulting.

Он отметил, что таким образом, если никаких форс-мажоров не произойдет (не ударят морозы, не сорвутся договоренности о транзите российского газа), первый квартал 2020 года Украина пройдет с рекордно низкими за последние 10 лет ценами на газ. Это безусловно положительно отразится также на показателях инфляции и устойчивости гривны.

Дальнейший сценарий развития ключевых показателей в экономике будет определяться окончательными решениями вопросов, процессы по которым были начаты в нынешнем году. Одним из главных, безусловно, является вопрос рынка сельскохозяйственных земель, на открытии которого уже несколько лет настаивают МВФ, Мировой банк и другие международные институции. Основные дискуссии сейчас сосредоточились вокруг того, в каком виде он может быть запущен: допустят ли к покупке украинских сельхозугодий иностранцев, сколько земли будет позволено сконцентрировать в одни руки.

В конце года аграрии, которые опасаются, что не будут иметь ни денег, ни достаточного временного промежутка, чтобы выкупить свои земельные наделы, перекрывали дороги и выходили на массовые протесты. В связи с этим окончательное решение по вопросу перенесено на следующий год.

Также, как, впрочем, и решения по налогам, которые в народе уже прозвали «хотелками Коломойского». Речь идет, в частности, о законопроекте 1210, предполагающем повышение ставки ренты для железорудного сырья (ставки для ферросплавов Коломойского не повысятся). Также имется в виду намерение повысить акциз на автогаз до уровня акцизов на бензин, который производит находящийся в сфере влияния олигарха Кременчугский НПЗ. При этом вопрос налогового долга находящейся под его же контролем полугосударственной «Укрнафты» остался нерешенным, хотя рассматривались и обговаривались различные сценарии.

Большая приватизация не состоялась и вряд ли состоится

Несмотря на громкие обещания и заявления, вопрос приватизации с мертвой точки в 2019 году не сдвинулся. «Заявления о большой приватизации звучали на протяжении пяти предыдущих лет, но на деле реальные поступления от продажи объектов или небольших госпакетов все эти годы не превышали от 1 до 20% (от запланированного в госбюджете, — ред.). Приватизационные процессы тормозились из-за колоссального сопротивления, которое оказывали те, кто был заинтересован в сохранении теневых доходов от госсобственности. В минувшие годы дележка портфелей в Кабмине неизменно сопровождалась дележом крупных госпредприятий, которые переходили от одной политсилы к другой. К тому же Украина — криминализированная страна, и нельзя исключать, что госпредприятия также могут быть источниками финансирования криминальных элементов и кланов», — сказал 112.ua советник президента, член набсовета Международного фонда Блейзера Олег Устенко.

По его словам, тот факт, что у госпредприятий есть реальные бенефициары и настоящие цифры их прибыли далеки от заявляемых, ярко иллюстрировали конкурсы на должность руководителя того или иного предприятия. «В ином случае, у меня нет никакого объяснения такому явлению, как то, что на конкурс на должность руководителя госпредприятия, вот как, например, на конкурс на должность главы ГП «Укрспирт» с заработной платой в 10 тыс. грн в месяц, была целая очередь из претендентов! Соискателей с серьезными дипломами, в том числе ведущих бизнес-школ мира, было около сотни. И это специалисты, которые могли бы рассчитывать в частных компаниях на ставку минимум в десятки раз выше, чем 10 тыс. грн», — говорит Устенко.

В будущем году в очередной раз запланированы масштабная приватизация и, соответственно, высокие поступления от ее проведения в госбюджет. Премьер-министр Украины Алексей Гончарук сообщил, что Кабинет министров передал на приватизацию 530 государственных предприятий на общую стоимость в более 12 млрд грн: «За почти 4 месяца на приватизацию передано больше государственных объектов, чем за все 28 лет независимости». В то же время видения, как избавиться от проблем, которые не позволяли продать крупные госпредприятия в минувшие годы, у власти, похоже, нет. В частности, в интервью «Левому берегу» новый глава Фонда госимущества Дмитрий Сенниченко так и не смог назвать точного рецепта урегулирования проблемы долга «Одесского припортового завода», без чего его приватизация невозможна.

«Центрэнерго», над которым, по данным участников рынка, получил контроль менеджмент Игоря Коломойского, официально входит в объекты первоочередной приватизации, но неофициально знающие люди говорят обратное. В интервью Сенниченко сказал, что не верит в приватизацию «Центрэнерго» ранее 2020 года. В неофициальных беседах высокопоставленные чиновники отмечают, что вряд ли в стране найдутся желающие конкурировать с Коломойским за предприятие, в котором у него есть свои интересы.

С государственной монополией по производству спирта, демонополизация которой в соответствии с принятым Верховной Радой законом должна начаться в середине 2020 года, ситуация еще хуже. «Укрспирт» состоит из ряда предприятий. Некоторые из них работают, другие уже давно не работают и не могут работать. А некоторые работали нелегально, что-то по ночам жгли, самогон гнали. Насколько я понимаю, все это очень бандитская история, где стреляют и тому подобное. Поэтому на данном этапе формируется сама политика на уровне Кабмина, у нас продолжаются дискуссии: будут ли нам передавать объект частями, отдельными производственными циклами или по-другому. То есть, когда будет пройден этап демонополизации, мы получим завод и будем его продавать. На данном этапе процесс передачи по частям не начат», — рассказал Сенниченко. По его словам, на продажу будут выставляться отдельные спиртовые заводы. Хотя текст президентского законопроекта предполагает именно сценарий демонополизации, при котором водочникам разрешат построить новые мощности. В неофициальных разговорах со 112.ua представители крупных ликероводочных компаний неоднократно подчеркивали, что не намерены скупать старые спиртзаводы, обремененные долгами и проблемами.

Аналогичная история с государственным владельцем сельхозземель и полуразрушенных элеваторов (в том числе припортовых) Государственной продовольственной зерновой корпорацией. Она по-прежнему связана китайским кредитом, и видения, как выйти из этой ситуации, у властей нет.

Попытки продать другие крупные госпредприятия ожидаемо натолкнутся на большое сопротивление. В частности, таковое уже началось по вопросу возможной приватизации самолетостроительного предприятия «Антонов», которое за последние годы так и не смогло заключить ни одного контракта на серийное производство украинских самолетов и завершить сборку недостроенных фюзеляжей, которые находятся в его цехах. Остро критикуют и намерение Зе-команды провести корпоратизацию госпредприятий космической сферы, которые также переживают не лучшие времена.

«В госбюджете на 2020 год запланированы поступления от приватизации около 5 млрд грн. Но удастся ли выполнить этот показатель, будет зависеть не только от продажи количества предприятий или госпакетов акций, но и от рыночной конъюнктуры, которая поможет определить реальную цену продажи. Президент Зеленский и его команда уже столкнулись с сопротивлением против процесса, и оно колоссальное. Но мне кажется, что как минимум президентская команда должна попробовать его сломить», — сказал 112.ua Олег Устенко.

Советник президента отметил, что «приватизация не может быть самоцелью, так как это не та статья, которая является решающей для прогнозируемого и долгосрочного наполнения бюджета. Ее вообще не стоит рассматривать в контексте бюджетного наполнения». В то же время, по словам экспертов, в привязке к украинским реалиям, приватизация решает важнейшую задачу: ее проведение позволит украинским налогоплательщикам сбросить со своих плеч те предприятия, которые являются неэффективными и вследствие этого высасывают деньги из госбюджета. Проблема не только в том, что далеко не все работающие госпредприятия приносят прибыль, которую могли бы приносить, но и в том, что украинские налогоплательщики вынужденно платят за содержание убыточных предприятий.

Задел на 2020 год

Следует признать, что накопившийся пул проблем, к которым к тому же добавились проблемы 2019 года, плавно перекочевывает в 2020 год, и внятных сценариев их решения от властей пока нет. Таким образом, надежды на радикальное улучшение экономической ситуации в Украине также мизерны: пожалуй, как бы не стало хуже! На фоне задержек с сентября выплат по программам государственной поддержки аграриев и переноса на январь возмещений экспортного НДС (отчего пострадали металлурги и другие крупные промышленные отрасли) звучат прогнозы о возможном снижении темпов роста главного локомотива украинской экономики – сельского хозяйства. Если вопрос с продажей земли будет решен некорректно, ситуация еще больше осложнится.

Нет перспектив и для значительного промышленного прорыва: украинские самолетостроительные и космические предприятия уже значительно опоздали, они находятся в приличном отрыве от своих конкурентов из других стран мира, которые активно продвигались по пути прогресса, благодаря стабильным финансовым вливаниям и внятным программам развития. С учетом того, что к отрасли газодобычи до сих пор не удалось привлечь ни одного иностранного инвестора, а также заключить соглашения по разработке крупных площадей, надежды на прорыв в этой отрасли еще меньше. Металлургия находится в кризисе, а государство усиливает фискальное давление на нее. В других отраслях, как и в прежние годы, новых инвесторов, а тем более иностранных, не видать. Малопонятная и непрогнозируемая бизнес-среда в Украине, на фоне отсутствия долгосрочных планов развития и постоянно меняющихся правил игры, основательно напугала многих, кто даже и рассматривал решение влить свой капитал в те или иные проекты в стране.

Отсутствие значительного оптимизма нашло свое отражение и в экономических прогнозах международных институций. Мировой банк прогнозирует ВВП Украины в 2020 году незначительно больше нынешнего – 3,7%, а МВФ – 3%. Впрочем, международные институции могут и ухудшить свой прогноз.

Автор статьи: Елена Голубева

Источник: 112.ua

Источник: HPiB.life

Check Also

Коронавирус из Китая: так ли страшен черт — SARS-CoV-2

Пока украинцы следят за непростой судьбой эвакуированных соотечественников из китайского Уханя, а власти пытаются поймать …