Home / Статьи / Дефицит профессионального подхода к легализации игорного бизнеса

Дефицит профессионального подхода к легализации игорного бизнеса

Вопрос о необходимости легализации азартных игр в Украине давно на слуху. Скоро уже будет год, как новая власть по инициативе президента Зеленского пытается это сделать.

Эксперты дали сотни комментариев об этом процессе, журналисты написали ни один десяток статей, а депутаты провели множество заседаний разнообразных рабочих групп. В принципе, профильный законопроект претерпел большое количество изменений и долгое время шаг за шагом эволюционировал к приемлемому виду: общее мнение рынка сводится к тому, что закон должен быть одним для всех, и все готовы идти на определенные компромиссы, ведь даже высокая фиксированная стоимость лицензий — воспринимается как допустимая норма при отмене налога на валовый игровой доход (GGR). Но сегодня усовершенствование законопроекта уперлось в интересы лотерейного пула депутатов, которые всячески пытаются сохранить монопольное положение лотерей и связанные с ними серые схемы работы других видов азартных игр. Из-за этого законопроект 2258-д ко второму чтению рискует зайти в сессионный зал с содержанием ряда фундаментальных проблем, которые просто сведут «на нет» весь позитивный эффект от легализации игорного бизнеса в Украине.

Мотивация депутатов из лотерейного кружка понятна – они просто отрабатывают коррупционную ренту своих патронов. А вот, о чем думают близкие к президенту Зеленскому депутаты – непонятно. В случае провала легализации или неполучения ожидаемых результатов все это превратится в кучу камней, которые без стеснения будут бросать в Президента как оппозиция, так и любые другие недруги. Тем более, что Президент взял этот вопрос под личный контроль.

К сегодняшней неутешительной ситуации вокруг легализации азартных игр в Украине привело два основных фактора: 1) субъективизм отдельных групп влияния (яро представленный лотерейным пулом депутатов) и 2) исключительно теоретическое понимание механизма работы и особенностей игорного бизнеса, которое можно увидеть на примере заявлений главы профильного комитета Даниила Гетманцева. Таким образом вместо широкой дискуссии с будущими операторами азартных игр, которая могла бы способствовать выработке здравого и жизнеспособного проекта закона, мы получаем на выходе суррогат лотерейных «хотелок» с элементарной некомпетентностью.

Для описания всех ошибок детализации игорного бизнеса «по-украински» понадобится не одна статья. Но все же можно выделить наиболее яркие моменты, без решения которых вся проделанная работа пойдет насмарку.

Итак, самая большая проблема состоит в том, что работа над профильным законом ведётся без урегулирования налогового аспекта организации азартных игр. Такой подход чреват тем, что оператором азартных игр для ведения бизнеса в белую необходимо будет платить в виде налогов 50-60% от прибыли. В такой ситуации легализация останется только на бумаге, как и долгожданные поступления в казну. Поэтому сейчас крайне важно запустить широкую дискуссию по вопросу налоговой нагрузки для игорного бизнеса. Так как бюджет Украины нуждается в быстрых деньгах, а настройка системы онлайн-мониторинга для отслеживания валового игрового дохода (GGR) требует значительного времени и обучения специалистов, логичным было бы оставить высокие лицензионные платежи, но убрать налог на GGR. Для понимания порядка сумм напомним, что за одну лицензию на 5 лет операторам азартных игр в Украине придётся выложить (ред.- учитывайте колебания курса): казино – от 5,8 миллиона долларов до 20 миллионов долларов, в зависимости от количества номеров в отеле; букмекерам – более 21 миллиона долларов; распространителям лотерей – 14,7 миллиона долларов; игорным залам – 145 тысяч долларов; онлайн-казино – 2,4 миллиона долларов. При этом налог на GGR законодатели планируют установить в диапазоне 18-25%. Хотя в тоже самое время существует законопроект 2713-3, который отменяет налог на валовый игровой доход (GGR).

В целом, мировой опыт предусматривает выбор между двумя опциями – либо большой лицензионный сбор, либо налог на GGR. Точнее при налоге на GGR — лицензионный сбор может взиматься, но его размер тогда устанавливается на очень низком уровне. Фактически, высокий размер фиксированного лицензионного платежа и есть налог на валовый доход, оплаченный “вперед”. Приведем несколько примеров из мирового опыта.

Так, в Британии единовременный сбор за подачу заявки на лицензию на азартные игры составляет 5 730 евро, а лицензия на персонал / руководство – около 330 фунтов стерлингов. Директор игорного заведения также обязан платить ежегодный взнос, чтобы гарантировать, что его действующая лицензия продолжает действовать. Ежегодный лицензионный сбор зависит от валового оборота компании. Также азартные игры в Англии облагаются двумя налогами: 15% налог на общий игровой доход, и 18% налог на прибыль.

В Нидерландах налогообложение деятельности по организации и ведению азартных игр также довольно велико. Операторы казино должны платить 29% налог с валового дохода от игр. Кроме того, они также должны внести 1,5% вклада на развитие игорной ассоциации и 0,25% в фонд борьбы с наркоманией.

Шведские казино обязаны уплачивать налог в размере 18% от своего общего игрового дохода. Также для ведения бизнеса в стране необходимо приобрести лицензию. Это может стоить от 6 до 70 тысяч евро.

Игровой налог на Мальте составляет 5% от дохода, полученного от определенных игровых услуг в течение соответствующего налогового периода. Налог на игровые устройства на Мальте варьируется от 30% до 12,5% для лицензий разного типа. Игровое управление Мальты требует, чтобы компания, подающая заявку на получение лицензии на игровую услугу имела минимальный акционерный капитал минимум от 40 тысяч евро до минимум 100 тысяч евро в зависимости от типа игорного заведения по уровню доходности.

Во Франции правила расчета налоговых ставок выглядят следующим образом: налог с оборота от азартных игр составляет 8,5%, дополнительно платится налог на прибыль по стандартной ставке 28%. Помимо налогов все казино платят еще и определенные фиксированные сборы. Так, в бюджеты муниципалитетов ежедневно поступает 12 евро от каждой первой открывшейся рулетки и 6 евро от последующих рулеток, если они были открыты.

Таким образом, налог на GGR используется, как правило, в тех странах, где нет лицензионного сбора либо он носит больше символический характер. В большинстве стран, где азартные игры легализированы, власти прекрасно понимают, что игорный бизнес приносит в бюджет достаточные доходы, а для этого необходимо создавать адекватную налоговую базу.

Для введения налога на GGR необходима оптимальная система мониторинга. Ее не нужно перегружать, как это делают наши парламентарии, которые стремятся запихнуть в мониторинг все, что можно и нельзя. Такой поход опять же является свидетельством очень поверхностных и чисто теоретических познаний авторов таких идей. Ведь для начисления GGR самым важным является контроль входа и выхода средств. Например, если в квартал завели 2 миллиона гривен, а выигрышей отдали на 1,8 миллиона гривен, то с 200 тысяч и будет рассчитываться GGR. Все предельно просто. Также информацию в системе онлайн-мониторинга лучше передавать в неперсонализированном виде и пакетом, а не в режиме реального времени и со всеми данными об игроке, ведь в противном случае любой сбой приводит к остановке работы оператора либо к непреднамеренному нарушению закона. Но пока такую простую и эффективную систему не предложат, лучше использовать высокую ставку лицензии и не начислять GGR.

Если игорный бизнес давить еще в зародыше, то бюджет ничего не получит. Поэтому стоит менять философию отношения к этому виду бизнеса, необходимо создавать адекватную налоговую базу и равные условия для всех операторов. В ответ государство получит и солидные поступления в бюджет, и солидные суммы на благотворительность. Исторически сложилось так, что деньги от азартных игр идут на поддержание проектов социальной направленности. Так, во Франции на налоги от организаторов игорных заведений строили театры, в Баден-Бадене (Германия) за счет налоговых поступлений с индустрии азартных развлечений построили известный оперный театр. В Нидерландах представители азартной индустрии спонсируют чемпионат по футболу, а в Канаде – ежегодный этап автогонок «Формула-1». В США казино финансируют баскетбольные и хоккейные клубы.

Во многих странах распределение налоговых поступлений от игорного бизнеса идет по специальным бюджетным статьям. В Дании 65% идет напрямую в министерство культуры и направляется на развитие спорта и культурной жизни. В Филяндии прибыль от лотерей и казино направляется через министерство просвещения на финансирование развития национальной культуры, а доходы государства от пари на скачках – на стимулирование развития национального коневодства и проведение соревнований по конному спорту.

Веками власти различных государств убеждались в том, что человеческие страсти, в том числе азарт, невозможно искоренить и запретить, а поэтому единственный адекватный выход – найти разумный компромисс между государством, бизнесом и игроком. Многие страны Европы уже давно приняли такую философию, и Украине наконец-то пора стать на этот путь, создав конкурентный рынок, который будет: а) привлекательным для иностранных инвесторов; б) будет создавать сотни тысяч хорошо оплачиваемых рабочих мест и г) будет пополнять налоговыми отчисления бюджет.

Источник: From-ua.com

Источник: HPiB.life

Check Also

Исаенко Дмитрий: строитель-разоритель и его 150 миллионов наличными. ЧАСТЬ 2

Вместо заслуженной тюремной камеры с видом на кирпичный дворик, Дмитрий Исаенко в 2006 году получил …