Home / Статьи / Из ГПУ в ОГПУ: как проходит реформа прокуратуры

Из ГПУ в ОГПУ: как проходит реформа прокуратуры

Генеральную прокуратуру Украины переименовали в Офис генпрокурора, но этим реформирование не ограничивается, — эксперты говорят о расширении полномочий Руслана Рябошапки, усилении его влияния на парламент после отмены неприкосновенности нардепов.

«Монополизируют кадровую вертикаль»

В канун Нового года на здании бывшей Генеральной прокуратуры Украины поменяли вывеску. Теперь над входом значится название «Офис Генерального прокурора». Так ведомство называется со 2 января. Штат сокращается до 1,5 тысячи человек вместо 2,5 тысяч, которые работали в ГПУ.

Это — лишь одно из изменений в рамках реформы по закону от 24 сентября.

Среди прочего, Генпрокурора уполномочили утверждать стратегию развития прокуратуры, положение о системе оценки качества работы прокуроров и порядок измерения и регулирования нагрузки на прокуроров. Были исключены нормы законодательства, по которым ранее приказы генпрокурора нужно было регистрировать в Минюсте и включать в реестр нормативно-правовых актов, а затем публиковать в официальных газетах.

Кроме того, теперь генпрокурор может ликвидировать и создавать любые специализированные прокуратуры, создавать и ликвидировать любые областные прокуратуры — перечисляет в своем блоге для УП юрист Юрий Радзиевский, управляющий партнер АО «Радзиевский и Яровой».

Адвокат отмечает, что генеральный прокурор может: увольнять прокуроров «аж до уровня заместителя структурного подразделения областной прокуратуры без представления Квалификационно-дисциплинарной комиссии прокуроров, назначать – до уровня руководителя областной прокуратуры, делегируя своим ставленникам право назначать людей в округах».

По словам Радзиевского такие полномочия «фактически монополизируют кадровую вертикаль».

«Вместо Квалифкомиссии, состав которой ранее собирали «с миру по нитке» от разных структур, за счет чего можно было соблюсти хоть какую-то видимость баланса сил, до 1 сентября 2021 года будут работать Кадровые комиссии, назначенные лично генпрокурором», — констатировал юрист.

Отметим, что общая численность работников органов прокуратуры уменьшается с 15 тыс. до 10 тыс. человек. Для этого должна состояться переаттестация прокуроров, порядок которой определяет генпрокурор. Если сотрудник прокуратуры не пройдет специальную проверку или не даст на нее согласие – он подлежит немедленному увольнению.

Кроме центрального офиса, до сентября 2020 года будет закончена переаттестация всех прокуратур в Украине. Это около 7500 прокуроров. Генеральный прокурор Руслан Рябошапка отрапортовал, что по итогам первого этапа из 1083 участников тестирования 95 не явились, 795 кандидатов набрали нужное число баллов и прошли на второй этап. Из них 749 прокуроров сдали экзамен, 4 прокурора не явились.

Отказались от аттестации 218 прокуроров ГПУ, которые, будут уволены, — рассказывал Руслан Рябошапка на брифинге в декабре. В том брифинге участвовал временный поверенный Уильям Тейлор. Он рассуждал, что в результате реформ бизнес-сообщество и международные партнеры будут доверять офису Генерального прокурора. Американский дипломат анонсировал, состоится еще более сложная часть работы — не только наем новых прокуроров, но и обеспечение того, чтобы тысячи прокуроров показали, «что у них есть добродетель и что они являются честными». Вскоре после брифинга срок пребывания Тейлора на посту завершился, и он уехал (вместо Тейлора теперь временным поверенным США работает его заместительница Кристина Квин).

В СМИ писали о выделенных на реформу украинской прокуратуры 7 млн долларов, но публично этот вопрос представители США обсуждать отказались.

«Фактически, от воли одного лица»

С 1 января вступило в силу закон, отменяющий депутатскую неприкосновенность. Напомним, что 3 сентября, в самом начале работы Рады нынешнего созыва, Конституцию изменили таким образом, что из ст. 80 исчез запрет привлекать к уголовной ответственности, задерживать и арестовывать нардепов без согласия Верховной Рады.

Однако потом выяснилось, что этого недостаточно- неприкосновенность депутатов была предусмотрена не только Конституцией, но и рядом законов. 18 декабря неприкосновенность убрали из закона о Регламенте Рады, Уголовно-процессуального кодекса (УПК) и закона «О статусе народного депутата».

Теперь процедура досудебного расследования в отношении депутата предусматривает, что только генпрокурор, его заместители или руководители областной прокуратуры смогут сообщать подозрения депутатам.

Данные в Единый реестр досудебных расследований может вносить только генеральный прокурор. Именно генпрокурор, а не парламент сможет поддерживать ходатайство на задержание, избрание меры пресечения, обыск, нарушение тайны переписки и телефонных разговоров, а также иных негласных следственных, розыскных действий против депутатов Верховной Рады.

Главное научно-экспертное управление верховной Рады указывало на чрезмерную роль генпрокурора в досудебном расследовании уголовных преступлений, совершенных народным депутатом. «Фактически от воли одного лица (Генерального прокурора (исполняющего обязанности Генерального прокурора) будет зависеть, начнется ли досудебное расследование определенного уголовного правонарушения, совершенного народным депутатом», — отмечали парламентские юристы.

Тем не менее, закон приняли. После этого нардеп Александра Устинова (фракция «Голос») констатировала, что после вступления закона в силу следователи будут напрямую обращаться к генпрокурору, дескать «они должны идти к одному человеку в этой стране, Генеральному прокурору, и просить его о разрешении».

Она подозревает, что генпрокурор получил возможность препятствовать расследованиям против провластных политиков. «Если они вдруг расследуют дело и выходят на народного депутата, а затем идут к Генеральному прокурору — и все доказательства, которые были собраны до момента, когда они вышли на народного депутата — не могут быть использованы в суде», — растолковала Александра Устинова.

Отметим, что с генеральным прокурором должны согласовываться: ходатайство о задержании нардепа, избрание меры пресечения в виде содержания его под стражей или домашнего ареста, обыск, нарушение тайны переписки, телефонных разговоров, телеграфной и другой корреспонденции, а также о применении других мер (в частности, негласных следственно-розыскных действий).

Следственный судья обязан заблаговременно сообщить ему о рассмотрении ходатайства, кроме ходатайства о применении негласных следственных (розыскных) действий или обыска.

Политолог Сергей Быков ранее высказывал мнение, что Президенту Зеленскому потребовалось взять под контроль депутатов своей фракции «Слуга народа» которые часто попадали в скандалы. Однако, механизм можно применять против оппозиции. «Прежде всего для того, чтобы можно было без согласования с парламентом проводить негласные следственные действия относительно народных депутатов, собирать доказательную базу, которую потом можно представить в суде», — считает он.

Старший партнер адвокатской компании «Кравец и партнеры» Ростислав Кравец отмечает, считает, что парламент остается без защиты перед несовершенной правоохранительной системой, а это может способствовать узурпации власти. «Это не значит, что речь идет конкретно об узурпации власти именно Президентом Зеленским. Речь идет о том, кто будет пользоваться этим механизмом», — говорит юрист.

Источник: Golos.ua

Источник: HPiB.life

Check Also

Антикоррупционный скандал, или что мы не знали о НАБУ

Тайная жизнь руководства правоохранительных органов Решение КСУ о неправомочности назначения Артема Сытника директором НАБУ вызвало …