Home / За рубежом / Как коронавирус поставил на колени здравоохранение США и стран Европы

Как коронавирус поставил на колени здравоохранение США и стран Европы

Почему даже развитые страны с традиционно высокими стандартами качества медуслуг и передовым здравоохранением оказались не в состоянии противостоять пандемии коронавируса

Хотите в одночасье увидеть все слабые места системы, проследите за тем, как она работает при загрузке выше допустимых норм. События последних месяцев заставили мировую систему здравоохранения работать даже не на пределе, а за пределами ее возможностей. Это был краш-тест с очень печальными результатами. В бедственном положении оказались даже те страны, где никогда не жалели денег на медицинские исследования, оснащение больниц, закупку лекарств и зарплаты врачей. Разумеется, пандемия в каждом государстве вскрыла собственный уникальный комплекс проблем, и все-таки можно выделить несколько общих моментов, характерных для множества западных стран.

По рецепту

Чрезмерность ограничений на приобретение лекарств в рознице

До недавнего времени большинство стран Западной Европы, а также США и Канада проводили политику ограничения безрецептурной продажи медикаментов. Максимально упрощенно ее можно описать так: без рецепта пациент должен покупать только то, что помогает ему дотерпеть до встречи с врачом. То есть жаропонижающие, обезболивающие и другие препараты, облегчающие симптомы, можно самостоятельно приобрести в любой аптеке, а, к примеру, антибиотик или иммуностимулятор продадут только при наличии назначения врача. Даже антигистаминные препараты для аллергиков продавали исключительно по рецепту.

Плюсов у такой системы немало, она существенно снизила количество отравлений лекарствами из-за неграмотного самолечения и даже повлияла на уровень самоубийств в скандинавских странах. Однако все хорошо до тех пор, пока получение рецепта не превращается в задачку со звездочкой. Во время пандемии во многих странах возникла серьезная проблема с назначением лекарств как для пациентов с подозрением на COVID-19, так и для тех, кто явно страдал от совершенно других болезней. Вторые зачастую просто не могли вовремя попасть на прием к врачу, который может выписать необходимый рецепт, — где-то из-за организационных ограничений, где-то из-за банальной перегруженности системы здравоохранения, бросившей все силы на борьбу с эпидемией.

С первыми все оказалось еще сложнее. Подозрение на COVID-19 не может быть основанием для назначения лекарств без соответствующих результатов диагностических тестов. Из-за нехватки реактивов полноценное тестирование проводили только в том случае, когда у пациента проявлялись опасные ухудшения состояния здоровья. Лечение не начинали при первых симптомах, что наверняка сказалось на его результате.

Право на помощь

Недоступность медицинской помощи без страховки

Страховая система финансирования здравоохранения не оправдывает себя во время пандемии. Особенно ярко это проявилось на примере Соединенных Штатов. Стоимость медицинских услуг и лекарств в США настолько высока, что без страхового покрытия оказывается неподъемной даже для того, кто может похвастаться достатком выше среднего уровня. Разумеется, эта проблема возникла задолго до появления коронавируса.

Когда предыдущий президент США Барак Обама настаивал на необходимости реформы здравоохранения и продвигал идею обязательного государственного страхования неимущих, он делал упор именно на то, что существующие механизмы финансирования просто не дают возможности качественно помочь незастрахованному человеку, если он не богач. Тогда речь шла о 87 млн незастрахованных, легально проживающих на территории США. Из-за эпидемии показатель стал еще хуже. До пандемии остроту проблемы смягчало то, что для множества американцев страховку оплачивали работодатели. Зачастую страховой план сотрудника, входящий в обязательный соцпакет, включал не только его самого, но и ближайших родственников (как минимум детей и супругов). Так что спровоцированная карантином безработица оставила их не только без зарплаты, но и без медицинской страховки.

Итог парадоксален. Стране, где лечебные учреждения никак не могут пожаловаться на кадровый голод, нехватку оборудования и медикаментов, где медработник — одна из самых высокооплачиваемых категорий специалистов, а медицинское образование — одно из самых престижных, принадлежит печальная «пальма первенства» по уровню смертности среди инфицированных коронавирусом.

Медицинская бюрократия

Слишком сложный механизм корректировки обязательных медицинских протоколов

Относительно свободный выбор методов диагностики и лечения, которым все еще пользуются врачи на постсоветском пространстве, для западного мира давно уже стал правовой экзотикой. С момента поступления пациента практически все значимые действия врача регламентированы обязательными для исполнения медицинскими протоколами, разработанными в соответствии с существующей успешной практикой.

Споры о том, хорошо или плохо для больного то, что доктор не может принимать решение на свое усмотрение, руководствуясь, к примеру, врачебной интуицией или результатами каких-то новейших исследований, еще не повлиявших на конвенциональную практику, ведутся не одно десятилетие. В 2020 году у сторонников либерализации врачебных практик появился еще один весомый аргумент. Противостоять новому вирусу, для которого пока не существует общепринятых методов лечения, оказалось особенно трудно в странах с развитой, но излишне зарегулированной системой здравоохранения. Вирус мог давать совершенно разную клиническую картину, а у врачей были связаны руки. Ситуация менялась очень быстро, реагировать на нее следовало крайне оперативно, но на корректировку протоколов требовалось время, которого не было ни у врачей, ни у пациентов.

Без защиты

Отсутствие надежной противовирусной защиты

Появившаяся в конце апреля новость о том, что немецкие и французские врачи решились сфотографироваться обнаженными, чтобы привлечь внимание общественности к проблеме нехватки средств индивидуальной противовирусной защиты для медработников, всколыхнула интернет. И все-таки она оказалось гораздо менее шокирующей, чем статистика заболеваемости COVID-19 среди врачей в той же Франции. Во многих странах больницы и врачебные кабинеты стали самыми опасными локациями.

В целом государственная политика сдерживания эпидемии почти всюду была построена на принципе карантина, а для тех мест, где карантин ввести невозможно и так же невозможно соблюдать социальную дистанцию, надежных методов защиты просто не оказалось. Даже те индивидуальные средства, на нехватку которых сетовали обнаженные европейские врачи (маски, респираторы, защитные костюмы и экраны), не гарантировали безопасности при контакте с инфицированными.

К слову, пребывание в лечебных учреждениях оказалось рискованным не только для врачей, но и для пациентов с другими диагнозами (не COVID-19). Многие, даже заболев, боялись обращаться к врачам и избегали любых процедур, предполагавших личный контакт с медработником. По словам бывшего топ-менеджера одного из крупнейших медицинских центров Нью-Йорка Beth Israel, доктора Дэвида Шулькина, в первой половине 2020 года доходы медицинской отрасли в США сократились на $500 млрд. Один из крупнейших в мире частных медицинских и исследовательских центров Mayo Clinic в Рочестере сократил фонд заработной платы на $1,6 млрд, потеряв за время пандемии $3 млрд. Это означает увольнение или сокращение часов работы примерно 30 тыс. сотрудников.

Автор материала: Мария Бондарь

Источник: Focus.ua

Источник: HPiB.life

Check Also

Дорожні «прокладки» СБУшних губернаторів Зеленського

Після того, як колеги з СБУ очолили Житомирську та Черкаську ОДА, їхні дорожні підряди стали …