Home / Статьи / Как Луценко и Енин «сливают» дело Мартыненко

Как Луценко и Енин «сливают» дело Мартыненко

Оправдательный приговор в Украине, основанный на признании противоправным международного сотрудничества НАБУ, является палочкой-выручалочкой, которой экс-нардеп хочет продемонстрировать иностранцам свое влияние в Украине.

Еще три года назад несмотря на уголовное производство в Швейцарии по откату в 30 млн франков депутат «Народного Фронта» Николай Мартыненко продолжал входить в близкое окружение президента Петра Порошенко и главы правительства Арсения Яценюка и возглавлять парламентский комитет по вопросам топливно энергетического комплекса.

В ноябре 2015 года Мартыненко сложил мандат, отказался от депутатского иммунитета и собирался отстаивать свою правоту в судах как обычный гражданин.

В апреле 2017 года парламентария задержали детективы НАБУ, а в декабря 2017 года ему вручили окончательное подозрение в причастности к хищению средств на двух госпредприятиях — «ВостГОК» и «НАЭК «Энергоатом».

На обоих предприятиях проводили закупки по завышенным ценам, из-за чего государство, по версии следствия, понесло убытки на общую сумму более 695 млн гривен.

Как и четыре года назад, когда только стало известно о швейцарском уголовном деле, экс-нардеп продолжает называть уголовные производства против себя «манипуляциями» и «политическими преследованиями». Но по крайней мере сейчас Мартыненко уже не отрицает, что против него ведут расследование и за рубежом.

Сегодня по нему уже слушается дело и в украинском суде, и достоверно известно об уголовных производствах, в которых фигурирует Мартыненко, не только в Швейцарии, но и в Чехии, и Австрии.

Украинское дело Мартыненко

В Украине Мартыненко и его сообщников обвиняют по двум эпизодам, которые уже получили условное название — «атомное и урановое дела Мартыненко».

Первый эпизод касается получения Мартыненко «откатов» при содействии чешской компании «Skoda JS» в выигрыше тендеров ГП «НАЭК «Энергоатом» в течение 2008-2012 годов. Сотрудничество с иностранными правоохранителями помогло установить, что эти деньги на свои швейцарские счета получала контролируемая Мартыненко панамская компания «Bradcrest Investment» — в размере 15-20% от каждого контракта. в дальнейшем из этих денег оплачивались различные расходы семьи Мартыненко: медицинские услуги, аренда жилья и даже услуги адвокатов.

Второй эпизод — организация Мартыненко закупка по завышенным ценам казахстанского урана для ГП «ВостГОК» через подконтрольное ему австрийское общество «Steuermann». Разница цен на уран в виде 17,29 млн. долларов США оседала на счетах этой австрийской компании и также распределялась на расходы как собственно Мартыненко и его семьи, так и других соучастников схемы.

Дело в украинском суде движется незаурядными темпами. Заседания проходят каждую неделю по 3 часа, в течение которых прокурор привлекает десятки томов доказательств, масштабы которых впечатляют. В общем доказательств по делу на более чем 200 томов и более 51 000 страниц.

Стратегия защиты адвокатов Мартыненко стала понятной уже с первых заседаний. Она построена не на доказательствах невиновности, а на манипуляциях и надеждах на «добрых друзей» в системе.

Это стало очевидным, когда на одно из судебных заседаний детективы НАБУ принесли экс-нардепу повестку на допрос. Как оказалось, 28 ноября чешские правоохранители хотели допросить Мартыненко в своем деле.

Экс-нардеп не просто проигнорировал повестку, он демонстративно ее выбрасывал, аргументируя это отсутствием у НАБУ каких-либо прав на ее вручение.

По сообщению пресс-службы самого Мартыненко, он все же пришел на допрос, чтобы сотрудничать с чешскими правоохранителями. Но, по его же словам, он вообще не считает НАБУ органом власти, который имеет право на международное сотрудничество в рамках уголовного процесса.

Одновременно из представленных уже 209 томов дела стало понятно, что половина этих письменных материалов — документы, полученные в результате международного сотрудничества. Ранее НАБУ сообщало о как минимум 50 таких запросов по этому делу.

Среди доказательств — тома банковских документов. Ключевой является информация от швейцарских банков, где Мартыненко фигурирует как бенефициар компании, которая получала откаты. Иностранным правоохранителям удалось получить огромную доказательную базу во время обысков и других следственных действий за рубежом, которые проводились по запросам НАБУ.

Судебное сито с дыркой для доказательств

Очевидно, Мартыненко планирует отрезать неудобную доказательную базу из-за того, что НАБУ якобы получило эти материалы незаконно.

Его защита будет просить украинский суд признать эти документы недопустимыми доказательствами. Простым языком — не брать эти документы во внимание вообще из-за якобы отсутствия у НАБУ полномочий их запрашивать.

При этом, полномочия на международное сотрудничество у НАБУ есть — это черным по белому указано в нормах уголовного процесса и в их профильном законе. Там также четко указано на приоритет этого закона над другими нормативными актами, которые ему противоречат.

Еще в 2014 году Рада проголосовала, в том числе, и за эти нормы, поскольку соответствующие полномочия для НАБУ были одним из важнейших требований международных партнеров, которое гарантировало его независимость.

Однако скандальный фигурант читает закон однобоко и «забывает» сказать, что уже потерпел полное фиаско в швейцарском суде. Суд беспрекословно отклонил его аргументы и признал НАБУ надлежащим органом для международного сотрудничества, руководствуясь в том числе международными договорами.

Речь идет о решении Федерального уголовного суда Швейцарии. Эти решения являются публично доступными на немецком языке и Центр противодействия коррупции решил их перевести. Они абсолютно признают право украинского НАБУ на международное сотрудничество.

Из текста судебного решения следует, что подконтрольная Мартыненко компания «Bradcrest Investment SA» жаловалась на швейцарского прокурора и требовала его заменить, а также пыталась обжаловать решение швейцарских правоохранителей по удовлетворению запроса о международно-правовой помощи НАБУ.

Речь идет о запросах НАБУ от 29 февраля и 28 апреля 2016 года, в ответ на которые швейцарцы предоставили Бюро ряд банковских документов. Важнейшие среди них — банковские счета панамского общества «Bradcrest Investment SA» в швейцарских банках «Fortis Banque (Suisse) SA» и «Hottinger & Cie».

Именно эти учреждения идентифицировали Мартыненко как бенефициара «Bradcrest Investment SA». Более того, представитель банка «Hottinger & Cie» Томас Хаслер встречался с Мартыненко и представителем «Bradcrest Investments SA» Павлом Скаленко в июле 2013 года в Киеве. На встрече Мартыненко был представлен бенефициарным владельцем ряда компаний и в том числе «Bradcrest Investment SA».

По данным следствия, Скаленко лично по указанию экс-нардепа Николая Мартыненко выступал представителем панамской компании «Bradcrest Investments SA», куда было перечислено 6,4 млн евро от сделки в атомном деле.Скаленко открывал счета этой компании в швейцарских банках, а также лично договаривался с представителями «Skoda JS» a.s. относительно размеров «откатов».

Это одни из сверхважных доказательств причастности Мартыненко к организации схемы с компанией «Skoda JS» a.s., и именно поэтому представитель компании «Bradcrest Investment SA» в швейцарском суде категорически возражал против передачи украинской НАБУ этих документов.

Аргументы использовались самые разные: начиная от того, что НАБУ является органом, который якобы занимается политическими преследованиями и контролируется парламентом, и заканчивая отсутствием у НАБУ полномочий на сотрудничество.

После восьми месяцев судебного разбирательства в мае 2017 года Федеральный суд Швейцарии отклонил требования Мартыненко и признал несомненным право НАБУ на представление международных запросов о предоставлении правовой помощи.

Позже Швейцарский Верховный суд в апелляции от 28 июня этого года подтвердил решение первой инстанции о законности передачи доказательств швейцарцами в НАБУ по делу Мартыненко.

Швейцарский суд и не мог принять иной вердикт, ведь вопрос обмена доказательствами между Швейцарией и Украиной регулируется Европейской конвенцией о взаимной правовой помощи по уголовным делам от 20 апреля 1959 года.

Решение швейцарцев подтвердило, что Конвенция четко предусматривает право Украины самостоятельно национальными законами определять, какие органы уполномочены осуществлять международно-правовую помощь.

И если в 1999 году такими органами по законодательству Украины были только Генпрокуратура и Минюст, то в 2014 году закон о НАБУ и Уголовный процессуальный кодекс определил также право Бюро отправлять и получать запросы о международно-правовой помощи по делам его подследственности.

Более того, швейцарцы с возмущением отметили злоупотреблениях истца в процессе, а именно — безосновательные обвинения прокурора в предвзятости и бездоказательную попытку отвести его от дела. Об этом говорится в решении Федерального уголовного суда от мая 2017 года.

Суд выразил сомнения в добропорядочности аргументов защиты Мартыненко. Адвокаты возмущались, что узнали о наличии дела только когда получили возможность ознакомиться с соответствующим запросом НАБУ в Швейцарскую прокуратуру. Это было очевидной ложью, поскольку сама защита задолго до этого жаловалась, что информация о деле попала в СМИ.

Однако украинские суды далеки от швейцарских стандартов, и именно на это надеется Мартыненко.

В Украине, в отличие от Швейцарии, суды уже отстранили от дела детектива из-за ругательств в фейсбуке и прокурора из-за стука дверью — и в то же время ноль реакции на манипуляции и иногда неадекватное поведение адвокатов. Последние прибегали в процессе даже к обвинениям НАБУ в «юридическом стриптизе» и прочим негативным высказываниям в адрес прокуроров и детективов.

26 ноября адвокаты уже подали ходатайство о признании недопустимыми части доказательств из Швейцарии, ссылаясь на то, что некоторые файлы якобы не заверены. Прокуроры же это опровергли — согласно нормам процесса, полученные от иностранных органов документы не требуют дополнительной легализации и должны признаваться украинской стороной.

Сам себе прокурор

Производство по схемам Мартыненко в Чехии и Швейцарии велись с 2013 года еще задолго до уголовного дела, расследуемого НАБУ. Иностранцы неоднократно направляли в ГПУ запросы по этим делам.

Однако Генпрокуратура не только не регистрировала собственно уголовное производство, но и запросы выполняла чисто формально.

Лишь когда за расследование взялось НАБУ, иностранцы убедились в стремлении довести дело относительно схем с участием экс-депутата до суда и пошли навстречу украинским правоохранителям.

Один интересный факт проливает свет на причины провального сотрудничества ГПУ с иностранцами по делу Мартыненко.

Во время обыска в офисе экс-нардепа детективы НАБУ среди прочего изъяли письмо от 12 ноября 2015 года, которое тот направил в адрес своего секретаря. Там был текст его запроса в ГПУ, а вместе с ним и ответ, который прокуратура должна была ему предоставить.

Это означает, что экс-нардеп — сам себе прокурор и может от имени ГПУ готовить ответы иностранным правоохранителям, получать конфиденциальную информацию и фактически руководить делом.

Мартыненко прекрасно известно, что за посредничество в международном сотрудничестве ГПУ ему бы ничего не угрожало, как в Украине, так и за рубежом. Именно поэтому он убедительно отстаивает версию необходимости работы иностранных правоохранителей исключительно через ГПУ.

На судебном заседании 19 ноября Мартыненко советовал нам обратиться с запросом в ГПУ и переспросить у них, может ли НАБУ самостоятельно без ГПУ осуществлять международное сотрудничество с иностранными правоохранительными органами. Почему Мартыненко раздавал такие советы? Очевидно, ему уже хорошо известна позиция ГПУ.

В 2016 году генеральный прокурор Юрий Луценко лично пытался помочь Мартыненко и другим фигурантам дел НАБУ с международным компонентом.

Он забрасывал МИД письмами о том, что НАБУ занимает «деструктивную позицию», позиционируя себя центральным органом по международно-правовому сотрудничеству, несмотря на прямые нормы закона, которые на это указывают. Такими письмами он пытался подменить эти нормы и направить все международное сотрудничество НАБУ исключительно через посредничество ГПУ.

Генпрокурор якобы переживал, что иностранные государства могут отказать НАБУ в оказании помощи. А также намекал, что суды могут признать недопустимыми все доказательства, полученные НАБУ из-за рубежа.

Луценко не останавливался даже после четкого ответа МИД: чтобы НАБУ могло напрямую без ГПУ осуществлять международное сотрудничество в уголовном процессе, никаких изменений в законы вносить не нужно.

Источники в дипломатических кругах также подтверждают, что заместитель генпрокурора Евгений Енин, в свою очередь, проводил встречи с иностранными прокурорами, предостерегая их от прямого сотрудничества с НАБУ.

Оправдание в Украине — путь к «успеху» за границей

Если украинский суд, подыгрывая ГПУ, пойдет на признание недопустимыми доказательств, полученных НАБУ по результатам международного сотрудничества, это будет означать фактически оправдание самого Мартыненко и большинства его соучастников.

Более того, это опасный прецедент, который смогут использовать едва ли не все фигуранты с подобными «международными схемами заработка».

Мартыненко такое оправдание нужно не столько для восстановления репутации или политической реабилитации, сколько для решения проблем с его иностранными делами, которые сейчас расследуются в той же Швейцарии, Чехии и Австрии.

У каждой из стран свои особенности — из публичных источников известно, что в Швейцарии Мартыненко является подозреваемым во взяточничестве, в частности, в получении откатов при содействии чешской «Skoda JS» a.s. в выигрыше тендеров украинского ГП «НАЭК «Энергоатом».

Учитывая публичные источники, НАБУ тесно сотрудничает и со швейцарцами, и активно предоставляет им доказательства виновности Мартыненко.

Дело в Чехии касается эпизода «атомного дела», и там обвиняются чешские граждане, однако в отличие от украинского дела, которое сейчас в суде, чешское охватывает и период с 2014 по 2016 годы. На сегодня чешский национальный центр по борьбе с организованной преступностью выдвинул обвинения в хищении средств и уклонении от уплаты налогов против шести топ-менеджеров компании «Skoda JS» a.s.

Мартыненко боится этого дела, даже не будучи подозреваемым в нем, ведь обвиняемые граждане Чехии могут дать показания против него как для украинского, так и для швейцарского суда. Именно поэтому ему не очень хочется являться на допросы и демонстрировать тем самым свою уязвимость перед украинскими и чешскими правоохранителями.

Аналогично с делами в Австрии — недавно Киевский апелляционный суд отказал адвокатам в отмене стражи относительно уже австрийских граждан Вольфганга Эйбергера и Марии Ляпинш, которые являются директорами австрийского общества «Steuermann» и является одновременно подозреваемыми в схеме хищения средств в Украине. В 2014-2016 годах госпредприятие «ВостГОК» переплатил австрийскому обществу «Steuermann» 17,29 млн долларов за урановое сырье.

Австрийцы также могут свидетельствовать против Мартыненко, и тогда круг его защиты неожиданно станет неоправданно узким.

Оправдательный приговор в Украине, основанный на признании противоправным международного сотрудничества НАБУ, является палочкой-выручалочкой, которой экс-нардеп хочет продемонстрировать иностранцам свое влияние в Украине. И использовать это решение для прикрытия перед иностранными правоохранителями.

Поэтому судебный процесс над Мартыненко в Украине — один из самых лучших процессов в нашей истории. Он демонстрирует борьбу с коррупционной системой, которой удавалось процветать долгие годы во времена различной власти без забот. И именно он проявит, способна ли еще иммунная система государства противодействовать тяжелой болезни.

Автор материала: Facenews.ua

Новости партнера HPiB.life

Check Also

Нужны ли наёмники Украине?

Тезис о «поддержке» Украины со стороны США и ЕС часто звучит из уст наших политиков. …