Home / Разное / Кто может прийти на смену туркменскому «Аркадагу»?

Кто может прийти на смену туркменскому «Аркадагу»?

18:00, 09.10.2019

Поделиться:

32  

Кто может прийти на смену туркменскому «Аркадагу»?
Кто может прийти на смену туркменскому «Аркадагу»?

Информация о смерти главы Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедова, появившаяся в середине июля 2019 года, оказалась фейком. Но многие успели за период между ее публикацией и опровержением задаться вопросом, а кто, действительно, в случае чего  может прийти на смену «Аркадагу» (с туркм.- «Покровителю») туркменской нации? Ответ на этот вопрос попытались найти и мы. 

Бывший стоматолог, во время правления своего предшественника Сапармурата Ниязова назначенный министром здравоохранения и неожиданно ставший его самым приближенным вице-премьером, сел в кресло президента в начале 2007 года. До этого он в течение нескольких месяцев, прошедших от скоропостижной смерти Туркменбаши до выборов, исполнял обязанности лидера туркменского государства. 

Династический кандидат — Сердар Бердымухамедов 

В борьбе за власть в конце 2006 — начале 2007 годов Гурбангулы Бердымухамедов неожиданно обошел всех претендентов из других влиятельных туркменских кланов. Включая могущественный клан самого Сапармурата Ниязова, который автоматически возглавил его единственный сын и наследник Мурад Ниязов. Но Ниязов-младший в конце 2006 года оказался совершенно не готов, чтобы перенять бразды правления по наследству.  По причине конфликта с отцом (как писали некоторые СМИ, сын даже финансировал оппозицию) Мурад Ниязов много лет жил за границей, принял российского гражданство и не занимал никаких государственных должностей в Туркменистане. 

В отличие от сложных отношений Ниязова-старшего и Ниязова-младшего единственный сын «Аркадага» 38-летний Сердар Бердымухамедов, похоже, созрел и сейчас начал готовиться к тому, чтобы обеспечить династическую преемственность в руководстве Туркменистана. 

Кардинальные изменения в жизни и карьере Сердара Бердымухамедова наступают после избрания его отца президентом. В 2008 году он оставляет должность главного специалиста в Управлении по пивобезалкогольной и винной промышленности в Ассоциации пищевой промышленности Туркменистана (по первому образованию Бердымухамедов-младший инженер-технолог) и начинает дипломатическую карьеру с поста советника — посланника Посольства Туркменистана в России.  Параллельно он учится в Дипломатической академии МИД России (в свое время ее закончил Мурад Ниязов) и получает там диплом  специалиста по международным отношениям.

 В 2011 году Сердар Бердымухамедов переезжает в Женеву, где работает советником Постоянного представительства Туркменистана при отделении ООН. Там же в Центре политики безопасности он обучается на эксперта по европейской и международной безопасности. В 2013 году молодой дипломат возвращается на родину —  на место начальника отдела европейских стран МИД страны. В 2016-2017 годах Бердымухамедов-младший возглавляет в этом же ведомстве департамент международной информации. 

Непрерывного стажа в МИД Туркменистана у него не получается. Сначала в течение 2013-2016 годов Сердар работает заместителем директора Государственного агентства по управлению и использованию углеводородных ресурсов, а потом избирается в Меджлис (парламент) Туркменистана. В марте 2018 года он будет избран на второй срок, но Гурбангулы Бердымухамедов вернет сына в МИД в качестве заместителя министра иностранных дел. 

А уже в начале 2019 года, по-видимому, посчитав, что сын научился всему, чтобы успешно представлять страну на международной арене, президент Туркменистана назначит Сердара Бердымухамедова заместителем хякима (губернатора) одного из важнейших велаятов (областей) страны – Ахалского. 

За этот период своей деятельности Сердар отметится участием в торжественной закладке и открытии нескольких десятков новых государственных и частных заводов и агропромышленных комплексов, а также социальных объектов. Именно Сердар Бердымухамедов (а не его отец) даст в этом году старт одному из важнейших инфраструктурных проектов в экономике Туркменистана – строительству за 2,3 млрд долларов стратегического автобана Ашхабад-Туркменабад. 

В июне этого года по распоряжению отца Сердар станет полноправным руководителем региона, сделав первый шаг во властную иерархию страны.  Это – его первая руководящая должность. Какой срок он пробудет в ней, не столь важно. Через два года (в 2021 году) молодому чиновнику с этим бэкграундом работы на внешней и внутренней арене исполнится 40 лет, которые по местной конституции, предоставляют каждому гражданину Туркмении возможность стать новым главой государства. 

Номенклатурный кандидат — Рашид Мередов 

В конце 2006 года министр иностранных дел Туркменистана Рашид Мередов уже фигурировал в числе возможных кандидатов на звание нового лидера туркменской нации. Но, несмотря в общем-то, на неплохие перспективы, тогда он удовлетворился официальными титулами главы внешнеполитического ведомства и вице-премьера и неофициальными – «второго лица» государства и «серого кардинала» Ашхабада. 

59-летний долгожитель туркменской политики появится на свет в 1960 году в Ашхабаде. Он получит юридическое образование в Московском государственном университете. Там же защитит кандидатскую диссертацию.

В советские времена Рашид Мередов преподает право в Туркменском государственном университете. В первые годы независимости Туркменистана он трудоустраивается сначала в Министерство юстиции Туркменистана, а потом работает в МИД и аппарате первого туркменского президента Сапармурата Ниязова.  В частности, в 1991-1993 годах Рашид Мередов заведует отделом правоохранительных органов Совета по координации деятельности правоохранительных органов при Президенте Туркменистана. В 1994 году Мередов избирается в Меджлис (парламент) Туркменистана, а в 2001 году становится его председателем. 

В этом же году он назначается главой туркменского МИДа и начинается его движение по карьерной лестнице к званию одного из самых влиятельных политиков современного Туркменистана. На этом пути будут как взлеты, так и падения, которые закалят Мередова и сделают из него настоящего «серого кардинала». 

В 2003 году Сапармурат Ниязов назначит молодого министра иностранных дел (дополнительно к этой должности) вице-премьером и директором главного экспертного учреждения страны —  Национального института демократии и прав человека при президенте Туркменистана.  В этом периоде Мередов трудится в правительстве бок о бок с другим вице-премьером и по совместительству министром здравоохранения Гурбангулы Бердымухамедовым.  

Но через два года, в 2005 году, Мередов неожиданно оказывается в эпицентре критики Туркменбаши. Президент обвиняет его в «недостаточном усердии и недостаточной приверженности принципам в решении стоящих задач» и лишает вице-премьерской должности и места в институте.

В опале Туркменбаши Рашид Мередов пробудет менее года – в конце 2006 году Сапармурат Ниязов внезапно скончается от остановки сердца и его место займет Гурбангулы Бердымухамедов. Новый глава правительства (поместной конституции им становится президент) возвратит в 2007 году Мередова в правительство. 

Деятельность и влияние Мередова в качестве министра и вице-премьера выходят далеко за рамки организации международных форумов и визитов правительственных делегаций. Он считается одной из самых влиятельных фигур туркменской номенклатуры с весьма широким набором полномочий и зон ответственности.  Так, Мередов ведет достаточно приличный внешнеполитический и внешнеэкономический кусок работы. В него входит такое важное направление как привлечение инвесторов и их инвестиций. Вице-премьер лично курирует важнейшие инвестиционные проекты. 

Именно на Рашида Мередова было возложено сопровождение такого «проекта века» для Туркменистана, как строительства «под ключ» горнообогатительного комбината на Гарлыкском месторождении калийных солей.  Уникальный проект стоимостью 1,1 млрд долларов доверили реализовать белорусскому подрядчику – компании «Белгорхимпром».

«Проект века» не прибавил Мередову дивидендов в глазах текущих и потенциальных международных партнеров. 

В марте 2017 года президенты Туркменистана и Беларуси Гурбангулы Бердымухамедов и Александр Лукашенко в торжественной обстановке запустили комбинат в эксплуатацию. И сразу после этого туркменская сторона прекратила платить по остаточным обязательствам. С учетом авансов, которые белорусский подрядчик выдал производителям оборудования, задолженность перед Минском в течение 2017-2018 годов выросла до 200 млн долларов. 

Чтобы не платить, Ашхабад обвинил белорусскую сторону в «недоработках», перечень которых выискивала специальная комиссия с участием куратора проекта Мередова. Он же в начале 2018 года объявил своим коллегам из белорусского правительства о намерении расторгнуть контракт. Предложенная формулировка — «без взаимных финансовых претензий», но с «проведением оценки ущерба, причиненного белорусской стороной Туркменистану» — не могла устроить Минск. В итоге Ашхабад разорвал контракт в одностороннем порядке, доведя конфликт до Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма. Там с конца 2018 года находятся претензии «Белгорхимпрома» к властям Туркменистана на сумму 200 млн долларов. 

Рашид Мередов в этой истории в очередной раз продемонстрировал свою непотопляемость. Туркменбаши нашел того, кто понес ответственность за «неразрешённость финансовых вопросов Гарлыкского горнорудного комплекса» (им стал вице-премьер Керим Дурдымурадов). А «серый кардинал» продолжает удерживать и укреплять свои позиции во власти.

Темные лошадки – представители клана Бердымухамедовых и силовики

Из-за недостаточности в целом информации из этой страны, трудно сказать, кто еще может попытаться, как, когда-то сам  Гурбангулы Бердымухамедов, предъявить претензии на трон. 

«Темными лошадками» могут стать другие представители клана 

Бердымухамедовых, которых, по оценкам местных СМИ, около 80 человек.  В их числе, например, пять сестер действующего президента, их мужья и племянники. Периодически появляется информация об их бизнес- проектах. В независимой прессе чаще всего упоминается сестра Аркадага Гульнабат Довлетова, возглавляющая Национальное общество Красного Полумесяца.  Эта общественная организация имеет возможность создавать собственные хозрасчетные общества. 

«Темные лошадки» при определенном раскладе могут появиться из других сфер – например, силового блока. Более чем десятилетним стажем работы в руководящих органах Туркменистана сегодня могут похвастаться сам Аркадаг, упоминавший выше Мередов и еще один чиновник — министр внутренних дел, полковник милиции Исгендер Муликов.  

44-летний Муликов всю свою жизнь проработал исключительно в органах внутренних дел, а руководит одним их важнейших ведомств страны с мая 2009 года. Хотя, возможно, его карьера сейчас подходит к концу. Он имел звание генерал-майора, но в 2013 году был понижен постановлением Бердымухамедова-старшего «за ненадлежащее руководство подведомственными службами, допущение ослабления общественного порядка и недостатки, допущенные в работе». В апреле этого года глава МВД получил от «Аркадага» «строгий выговор с последним предупреждением» за те же «недоработки». 

Автор: Павел Никитин

Источник: Glavk.info

Check Also

Седат Пекер «засветился» с Арманом Диким

Разразившийся воровской конфликт между законниками Надиром Салифовым (Лоту Гули) и Бадри Когуашвили (Бадри Кутаисский), вновь дал о себе знать. …