Home / Статьи / Свинарчукгейт: кто должен был расследовать аферы в оборонке

Свинарчукгейт: кто должен был расследовать аферы в оборонке

Правоохранительные органы пытаются избежать участия в расследовании схем хищений в оборонной сфере из-за подкупа и под давлением Администрации президента

«Эти вопросы относятся к подследственности НАБУ. Если будут установлены факты, подследственные Государственному бюро расследований, то соответственно мы будем реагировать», – заявила заместитель главы ГБР Ольга Варченко сразу после того, как скандал с наживавшимся на военных поставках людьми из окружения президента вышел в публичную плоскость.

Ее слова противоречили списку государственных должностей, находящихся в подследственности Госбюро расследований. На первой странице официального сайта ГБР в разделе «Подследственность» двенадцатым пунктом в списке значится «Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины, его первый заместитель и заместитель».

Один из главных фигурантов скандала Олег Гладковский до недавнего времени как раз занимал пост первого заместителя секретаря СНБО, т.е. стопроцентно попадает в подследственность ГБР.

Даже делая поправку на то, что Госбюро расследований полноценно работает всего три месяца, оно должно было заинтересоваться этим делом сразу же после публикации журналистского расследования в отношении схем Гладковских и включиться в расследование. Но почему-то этого не сделало.

UA1 поинтересовался у главы ГБР Романа Трубы, почему следователи его ведомства игнорируют это дело.

«ГБР расследует преступления, которые предусмотрены Уголовно-процессуальным кодексом. Это все статьи кроме тех тринадцати, расследование которых проводит НАБУ, – пояснил свою позицию Труба. – А статья 191 Уголовного кодекса о расхищении (по которой открыто уголовное производство о схемах Гладковских – ред.) относится к подследственности НАБУ. По этим фактам НАБУ раньше проводило досудебное расследование, и сейчас ими занимаются детективы Бюро».

Также он убеждает, что эффективного расследования не получится, если им будут заниматься все правоохранительные органы.

«Изучением доказательств о расхищении в «Укроборонпроме» с 2015 года занимается НАБУ. Я уверен, что за это время они собрали массу информации, доказательств. Будет ли целесообразно передавать часть этих материалов в ГБР, часть в СБУ? Я уверен, что нет. Давайте подождем. Я уверен, что результат будет, и НАБУ его нам всем озвучит», – предлагает глава Госбюро расследований.

Не наше дело

Стройную теорию Трубы подрывают факты: одно и то же правонарушение по какой-то необъяснимой причине попадает в сферу подследственности то НАБУ, то ГБР.

Например, в декабре 2018 года НАБУ открыло уголовное производство по поводу выплаты денежной компенсации на аренду жилья народным депутатам, которые в жилье не нуждались. Это квалифицировали как присвоение бюджетных средств.

А в феврале 2019 ГБР сообщило, что расследуют тот же факт. Но только квалифицировало это как служебную халатность. В этом случае, в отличие от дела Гладковского, руководство Госбюро расследований не смутило, что раскрытием преступления уже занимается НАБУ.

«Определение подследственности – это компетенция прокурора, – пожимает плечами Труба. – Именно прокурор рассматривает споры о подследственности, и именно прокурор определяет, кто будет расследовать то или иное уголовное производство».

UA1 попытался выяснить, нет ли здесь противоречия: должность Олега Гладковского подразумевает расследование его возможных правонарушений исключительно ГБР. В то же время статья, по которой начато расследование, находится в подследственности НАБУ.

Насколько это логично и почему так происходит, пояснил эксперт Центра политико-правовых реформ Александр Банчук.

«Когда выписывали законодательство, об этом никто не думал. И теперь всегда будет стоять вопрос, где граница между расследованием преступления одним и другим органом – где должно расследовать ГБР, а где НАБУ. Возьмите новостную ленту с сайта ГБР, там 90% сообщений о том, что кого-то поймали на взятке, хотя формально это не антикоррупционный орган», – говорит он, добавляя, что в случае с Гладковким это вряд ли злой умысел.

Впрочем, правовой пинг-понг между ГБР и НАБУ объясняется еще одним фактором: Госбюро и определяющая подследственность преступлений Генпрокуратура находятся под влиянием Администрации президента.

Еще на этапе формирования ГБР люди из окружения Порошенко активно продвигали на должность заместителя главы ведомства Ольгу Варченко, которая в результате и заняла этот пост.

А ГПУ возглавляет преданный президенту экс-глава фракции БПП Юрий Луценко, жена которого является представителем президента в парламенте. Так замыкается круг не заинтересованных в объективном расследовании людей.

Хотя, как показало журналистское расследование, свою роль в этом сыграл и банальный подкуп представителей правоохранительных органов, в том числе и НАБУ, позиционирующего себя независимым от Администрации президента.

Возможно по этой же причине уже сейчас выстраивается линия защиты для людей президента, наживавшихся на поставках комплектующих для военной техники.

Своих не бросают

Неуплата налогов – именно к этому выводу сейчас подводит общество генпрокурор Луценко, комментируя расследование злоупотреблений с поставками запчастей по завышенным в несколько раз ценам. По мнению главы ГПУ, речь идет о доплате в бюджет около 30 млн гривен компанией, «наварившей» на поставках запчастей минимум 250 млн гривен.

Примечательно, что эту же схему ГПУ опробовала весной 2017 года, предъявив обвинение нардепу Геннадию Бобову в уклонении от уплаты 38 млн гривен налогов. Депутат внес указанную генпрокурором сумму, уголовное производство закрыли, и Луценко отозвал представление на снятие депутатской неприкосновенности с фигуранта расследования. А в январе 2018 года Бобов успешно отсудил всю уплаченную им сумму обратно.

Другой вариант спустить следствие на тормозах – это повторение истории с расследованием злоупотреблений Романа Насирова на посту главы ГФС.

Если предположить, что дело Гладковских по какой-то случайности все же зайдет дальше, чем хотелось бы замешанным в нем лицам, в ходе следствия станет вопрос о размерах причиненного государству ущерба.

Проводить экспертизу и оценивать этот показатель будут в Киевском научно-исследовательском институте судебных экспертиз. Возглавляет его Александр Рувин, тот самый, который после встречи в киевском ресторане с Александром Грановским, президентским куратором судов и ГПУ, пытался отозвать из НАБУ экспертное заключение о причиненном Насировым ущербе в 2 млрд гривен.

Еще одну линию обороны фигурантам скандала обеспечивает временная следственная комиссия парламента по расследованию хищений в армии.

«Я очень надеюсь, что временная следственная комиссия Верховной Рады надлежащим образом оценит факты разворовывания обороноспособности и назовет фамилии причастных к этому», – заявил Порошенко.

При этом президент не стал упоминать, что комиссию возглавляет член БПП Иван Винник.

«Вдумайтесь в эту чушь – представитель «Блока Петра Порошенко» будет заниматься расследованием в отношении самого Петра Порошенко, – возмущается нардеп Юрий Деревянко. – Власть сделала так, чтобы они сами себя расследовали. Когда стало очевидным, что нужно срочно расследовать преступления президента Украины и его ближайшего окружения, незамедлительно этот вопрос канализировали».

Кроме того, члены этой ВСК работали под началом Олега Гладковского в Межведомственной комиссии по военно-техническому сотрудничеству и экспортному контролю при СНБО. А это явный конфликт интересов – Винник попросту не имеет права расследовать это дело.

Тем не менее, на четверг, 14 марта, по распоряжению президента назначено публичное заседание этой комиссии. Так что «расследование» идет полным ходом.

Автор материала: Руслан Иванов

Источник материала: Antikor.com.ua

Новости партнера HPiB.life

Check Also

НАБУ допомогло угрупуванню Гладковського витягти 14 мільйонів з ХБТЗ, хабарі для СБУ і прокурорів

Національне антикорупційне бюро влітку 2016 року гальмувало розслідування щодо розкрадань при постачанні прицілів на Харківському …