Home / Разное / «Золотая молодежь» собралась во власть. Кто на постсоветском пространстве может сменить своих правящих отцов?

«Золотая молодежь» собралась во власть. Кто на постсоветском пространстве может сменить своих правящих отцов?

11:00, 10.10.2019

Поделиться:

30  

«Золотая молодежь» собралась во власть. Кто на постсоветском пространстве может сменить своих правящих отцов?
«Золотая молодежь» собралась во власть. Кто на постсоветском пространстве может сменить своих правящих отцов?

Семейство Алиевых в Азербайджане пока остается единственным на постсоветском пространстве, кому удалось обеспечить династическую преемственность во власти. Но, по мнению политологов, шансы расширить этот список имеют несколько автократий Центральной Азии.

В Таджикистане и Туркменистане старшие сыновья местных лидеров привлечены к управлению страной в качестве глав важнейших административных образований. А дочь Нурсултана Назарбаева недавно получила пост, который по конституции страны, является вторым после президентского.

Более 15 лет назад, в 2003 году, заместитель руководителя государственной нефтяной компании SOCAR и глава Национального олимпийского комитета Азербайджана Ильхам Алиев впервые зарегистрировался в качестве кандидата в президенты страны.  И в первый раз победил на выборах, сменив во главе страны политического гиганта времен СССР, своего отца Гейдара Алиева. Гейдар Алиев, кстати, тоже выдвигал свою кандидатуру, но потом из-за проблем со здоровьем отказался от участия в выборах в пользу сына. 

В течение последующих двух лет молодой политик, в том числе, сменив часть старой политической элиты, сумел добиться политической стабильности и того, что еще не удавалось никому на постсоветском пространстве – династической преемственности во власти. 

Передать власть по наследству не получилось у лидера Кыргызстана Аскара Акаева, в 2005 году бежавшего из страны под напором протестных выступлений в рамках так называемой «тюльпановой революции».  Годом позже, в 2006 году, у местных элит оказался более достойный преемник умершего Туркменбаши Сапармурата Ниязова, чем его старший сын. В 2016 году тоже неожиданно умер многолетний лидер Узбекистана Ислам Керимов, и его многочисленные и влиятельные родственники вынуждены были пропустить вперед себя бывшего премьер-министра Шавката Мирзиёева. 

Шансы стать свидетелем трансформаций власти в рамках одной семьи, как это произошло в Азербайджане в 2000-х, тем не менее, по-прежнему существуют.  Их вполне могут предоставить миру и политологам современные Казахстан, Таджикистан и Туркменистан.

Казахстан

В этом году вновь активно заговорили о династической преемственности в Казахстане. В марте неожиданного подал в отставку главный политический тяжеловес азиатского региона (да и мира в целом) Нурсултан Назарбаев. 

«Как основатель независимого казахстанского государства вижу свою будущую задачу в обеспечении прихода к власти нового поколения руководителей», — заявил казахстанский лидер, правивший страной более 30 лет. Именно с этой целью, по всей видимости,  78-летний Нурсултан Назарбаев сохранил за собой важнейшие посты, которые позволяют ему вмешиваться в политическую и экономическую жизнь страны – главы Совета безопасности Казахстана, члена Конституционного совета страны и председателя правящей партии «Нур Отан».

Кто же эти представители «нового поколения руководителей»? 

Сразу после объявления об уходе Нурсултан Назарбаев своим указом закрепил должность исполняющего обязанности президента страны за 66-летним спикером высшей палаты казахстанского парламента Касымом-Жомартом Токаевым. Токаев на внеочередных президентских выборах, состоявшихся в июне текущего года, набрал 70,96% голосов и стал 2-м президентом Казахстана. 

Где же династическая преемственность? Она усматривается в том, что теперь спикером сената вместо Токаева является старшая дочь Назарбаева Дарига. Согласно казахстанской конституции, в случае смерти или досрочного прекращения президентом своих полномочий они на оставшийся срок переходят к руководителю сената. 

56-летняя Дарига Назарбаева – кандидат исторических наук, доктор политических наук. На протяжении 1990-х и первой половины 2000-х годов она возглавляла государственное медийное агентство «Хабар». Связанные Даригой Назарбаевой структуры тогда же приобрели крупнейшие частные каналы, печатные издания и радио, сделав ее владелицей настоящей медиа-империи. В 2004 году она впервые была избрана в нижнюю палату страны (межилис) и стояла у истоков создания пропрезидентской партии «Нур Отан».  В течение 2015-2016 годов Дарига Назарбаева была заместителем премьер-министра Казахстана, а затем стала депутатом сената, в котором возглавила постоянный комитет по международным отношениям, обороне и безопасности. В этой должности она активно коммуницировала с представителями силового блока страны, среди которых много ее родственников. Например, ее кузен Самат Абиш является первым заместителем Комитета национальной безопасности Казахстана. 

Таджикистан

В Таджикистане, которым последние 30 лет правит Эмомали Рахмон, аналитики также усматривают предпосылке к смене власти «по наследству». 

Возможным преемником «Пешвои миллат» (с тадж. — «Лидера нации») называется его старший сын Рустам Эмомали. 

Рустам Эмомали родился в 1987 году и успел получить три образования, важных для политика и государственного управленца. Таджикский национальный университет он закончил по специальности «мировая экономика», в Академии государственной службы при Президенте Российской Федерации изучал «государственное и муниципальное управление», а в Академии МВД Таджикистана стал «правоведом». 

Еще во время обучения в национальном университете, 19 –летний сын президента трудоустроился в качестве главного специалиста в Министерство экономического развития и торговли страны.  Он работал в отделе, который, в частности, отвечал за сотрудничество со Всемирной торговой организацией. 

С тех пор в карьере Рустама Эмомали будет еще несколько государственных учреждений, в двух из которых (в Таможенной службе при правительстве Таджикистана – в 2013-2015 годах и Агентстве по государственному финансовому контролю и борьбе с коррупцией — в 2015-2017 годах)  он попробует своих организаторские способности в качестве руководителя.  

В апреле 2017 года указом президента Рустам Эмомали будет назначен руководителем важнейшей административной единицы страны – города Душанбе.  Многие местные эксперты расценят это назначение как часть подготовки к передаче власти от отца к сыну. Тем более, что годом ранее в результате внесенных по инициативе Эмомали Рахмона поправок в конституцию будет снижен возрастной ценз для кандидатов в президенты – с 35 до 30 лет. Эти изменения дают возможность 31-летнему руководителю Душанбе выставить свою кандидатуру на очередных президентских выборах. 

Туркменистан

38-летний сын старший сын действующего президента Туркменистана Сердар за несколько последних лет совершил впечатляющий рывок по карьерной лестнице и по интенсивности упоминаний в местных СМИ уступает сейчас только самому Гурбангулы Бердымухамедову. 

У Бердымухамедова-младшего несколько образований. Первое (инженера-технолога) он получил еще до того, как папа стал президентом.  

В новой ипостаси сына — президента сперва он сделал упор на дипломатической карьере, получив соответствующие корочки в Москве и Женеве и пройдя путь от советника-посланника в Посольстве Туркменистана в Москве до заместителя министра иностранных дел.    

В 2019 году, по-видимому, посчитав, что потенциальный наследник хорошо подготовлен к коммуникациям с внешними партнерами, Гурбангулы Бердымухамедов перевел его на внутренний уровень – назначил сначала заместителем, а потом и руководителем важного пристоличного Ахалкского велаята.  Насколько Бердымухамедов-младший задержится в этой должности, сказать сложно. 

Через два года, согласно местной конституции, он получит право выставить свою кандидатуру на ближайших президентских выборах. Но, возможно, политические трансформации в стране, экономика которой болезненно переживает падение цен на энергоносители, случатся и ранее.  Дополнительные проблемы властям Туркменистана создают разрывы газовых контрактов с соседями конфликты с многочисленными инвесторами, которые подают иски на Туркменистан в международные суды. Одним из самых крупных стал иск белорусского подрядчика по строительству Гарлыкского ГОК. В арбитраже в Стокгольме он пытается отсудить у Гурбангулы Бердымухамедова и Ко 200 млн долларов. 

Автор: Павел Никитин

Источник: Glavk.info

Check Also

Вор в законе Давид Божадзе — Роко Тбилисский

Вор в законе Давид Божадзе — Роко Тбилисский В 1981 году, 8 сентября, в Сухуми …