Home / Статьи / 9 декабря заканчивается срок, отведенный Зеленским на выполнение Минска-2. Что дальше?

9 декабря заканчивается срок, отведенный Зеленским на выполнение Минска-2. Что дальше?

9 декабря 2019 года в Париже состоялась встреча “нормандской четверки”, вскоре после которой Зеленский отвел год на выполнение минских соглашений и прямые переговоры с Владимиром Путиным. Спустя время оказалось, что выбранная тактика малых шагов малоэффективна: Россия требует переходить к политической части договора, а выход из него может повлечь нежелательные последствия.

Миле Король на днях исполнилось четыре года. Три из них девочка живет только с мамой в оккупированной Макеевке, отца Милы Александра Короля представители незаконных вооруженных формирований задержали в сентябре 2017-го во время пересечения КПВВ “Еленовка”. “Случилось все на глазах у ребенка, ведь мы ехали проведать родителей, — вспоминает Татьяна Лач, жена Короля. — Пока я искала, как отвезти дочь домой, Сашу били прямо в поле. Затем отвезли в так называемый отдел по борьбе с организованной преступностью в Донецк — в подвале голову привязали скотчем, тело облили водой и стали пытать электрическим током. И все потому, что были уверены: Саша пошел на сотрудничество с СБУ и выполнял задание службы — фотографировал “военные объекты”. Три года из жизни Татьяны и маленькой Милы в ОРДЛО — это постоянные поиски мужа и отца (ведь место содержания Александра Короля долго никто не сообщал), общение с адвокатом (к защите “шпионов” боевики допускают лишь нескольких своих юристов) и сбор передач в СИЗО. А еще — запрет выезда семьи с оккупированной территории. “Мне так и говорили: “Тебя арестуем, а ребенка отправим в детский дом”, — рассказывает Татьяна. Время шло, но фамилия Александра Короля не попадала в списки на обмен. “Твоя очередь еще не пришла”, — так сказали Саше на одном из “судов”, — говорит его жена. — И неизвестно, когда придет, ведь менять хотят не на своих людей, а на статусы и привилегии, о которых годами спорят в Минске”.

Ближайшие месяцы Украине важно использовать не для контактов с Россией, а для проведения по-настоящему доверительных консультаций с новой администрацией США: показать нашу стратегию по Донбассу

Обмен удерживаемыми лицами по формуле “всех на всех” — одна из договоренностей, достигнутая в Париже 9 декабря 2019 года во время встречи лидеров государств “нормандской четверки”, посвященной урегулированию конфликта на Донбассе. Кроме того, стороны пообещали прекратить огонь, открыть новые пункты пропуска, развести силы и средства на трех участках, другими словами — выполнять большинство пунктов минских соглашений.

Украинская сторона как никогда прежде взялась за “домашнее задание”, продемонстрировав готовность к компромиссам. Во-первых, за это время Владимир Зеленский и Владимир Путин разговаривали по телефону несколько раз — накануне важных событий на Донбассе. Во-вторых, Украина повысила уровень представительства делегации на переговорах в Минске (в ее состав вошли первый президент Украины Леонид Кравчук, несколько народных депутатов и представители ОРДЛО от Украины). В-третьих, предложила “режим тишины”, который продолжается уже четыре месяца, организовала новые КПВВ. Но России всего этого мало: она продолжает снабжать боевиков оружием и боеприпасами (которыми те обстреливают украинские позиции), захватывает новых заложников, пополняя “обменный фонд”, и не позволяет выезжать гражданским с оккупированных территорий.

Непрямой разговор

“Поговорите с Донбассом” — этого требует Россия. Все — от ее представителей в Минске до хозяина Кремля — всячески подталкивают Украину к прямым переговорам с представителями незаконных вооруженных формирований на Донбассе, а значит, к признанию особого статуса территорий, а ее отдельных жителей — субъектами переговорного процесса. “Иногда кажется, что Украина действительно готова сыграть в игру Москвы — легитимизировать боевиков. Но каждый раз, когда мы приближались к красной черте, Зеленский и его команда останавливались и делали шаг назад. Можно предположить, что под давлением общества, которое, и об этом говорят соцопросы, не готово к возвращению части Донбасса на условиях России”, — рассуждает Алексей Гарань, профессор политологии Национального университета “Киево-Могилянская академия”, научный директор фонда “Демократические инициативы” им. Илька Кучерива.

Неудобные ситуации возникали в 2020-м минимум дважды — в марте и сентябре. Сначала глава Офиса президента Андрей Ермак подписал документ о создании некого Консультативного совета в политической подгруппе на переговорах в Минске. В нее должны были войти представители Украины и ОРДЛО, а РФ получила бы статус гаранта-наблюдателя наравне с Францией, Германией и ОБСЕ. После на позиции украинских военных могли прийти боевики — в Минске согласились на проведение совместной инспекции украинских военных и представителей “той стороны” на месте якобы обстрелов в районе поселка Шумы.

В результате спустя год после “Нормандии” ситуация существенно не улучшилась. Даже “режим тишины”, о котором так часто вспоминает президент Зеленский как о своей победе, — может оказаться тактической ловушкой Кремля: мол, безопасность мы обеспечиваем, давайте переходить к политическим вопросам. И она уже усилила давление на украинскую сторону — сперва потребовала от Верховной Рады отменить постановление о проведении местных выборов в Украине, затем захотела увидеть постановление об утверждении “дорожной карты” по урегулированию конфликта на Донбассе, разработанной в рамках ТКГ. Причем эту “карту” сама Россия и подготовила, а после “слила” в интернет. Это “документ” об особом статусе Донбасса и передаче контроля над границей после выборов. В ответ Украина предложила свой “план совместных шагов”, от которого РФ отказалась. “Когда Кравчук предложил представить план действий от имени России, Борис Грызлов [представляет на переговорах РФ] заявил, что это невозможно, ведь это будет расцениваться как вмешательство РФ во внутренние дела Украины, на что она, конечно же, пойти не может”, — говорит Сергей Гармаш, журналист и участник политической переговорной группы в Минске. Он убежден, что ситуация в Минске патовая.

Отказаться от Минска

Самый радикальный способ решить проблему — отказаться от минского формата. По словам военного эксперта Олега Жданова, любой следующий ход Украины в Минске в сложившейся ситуации только осложняет и без того непростую ситуацию. “В тексте минских соглашений есть пункт об особенном статусе, который должен быть закреплен на постоянной основе в Конституции Украины. Кроме того, силовые органы местного самоуправления, то есть вся правоохранительная система ОРДЛО, должны формироваться отдельно от украинской. Выполнение этих двух пунктов — путь к федерализации. Уверен, Петр Порошенко знал об этом, но согласился подписать соглашения в надежде, что их никогда не придется выполнять”, — говорит эксперт. Он предлагает Владимиру Зеленскому назвать минские соглашения политической ошибкой своего предшественника, переложить ответственность на Порошенко, выйти из переговоров, а после четко заявить, что соперник Украины — не какая-то мифическая “та сторона”, а РФ.

Но после отказа от Минска возможно не просто обострение на фронте, но масштабная военная операция России, которую Украина пытается не допустить шесть лет. Хотя вероятность такой, по оценкам опрошенных Фокусом военных и политических экспертов, невелика. России выгодны эпизодические вспышки, так она может изматывать украинское общество, ослаблять президента и власть в целом.

Отказываться от Минска Украина не спешит. В Офисе президента и Кабмине до сих пор считают минские соглашения единственным реальным документом, благодаря которому возможно разрешение конфликта на Донбассе. “Это самоубийство”, — коротко реагирует на подобное предложения Алексей Резников, министр по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий. В первую очередь потому, что после этого ЕС может снять российские экономические санкции по Донбассу — они введены из-за невыполнения минских соглашений. Если Украина выйдет из Минска, не будет причины их удерживать.

Переписать протоколы

Если отказаться нельзя, то реально пересмотреть минские соглашения. “Украине придется менять тактику переговоров в минском процессе, если мы не хотим еще шесть лет ходить по кругу, очерченному московским циркулем. Мы должны перестать обороняться и в полной мере использовать возможности тех же минских документов, рычаги влияния на российскую агентуру в Украине и ее СМИ. Хватит бояться обидеть Путина! Минск достаточно гибко выписан, чтоб можно было сделать его выгодным Украине. Но для этого нужно не бояться ломать устоявшиеся стереотипы в нем”, — говорит Сергей Гармаш.

Об этом рассуждает и министр Резников: “Надо честно сказать, в каких вопросах они [соглашения] работают, в каких могут, а в каких — никогда, поэтому придется все-таки переписывать”. Есть информация, что Украина работает над поправками в Минск, но какими они будут — сказать сложно. Как минимум изменения должны касаться конституционных инициатив и закрытия границы. Россия понимает, что такие инициативы Украины могут найти поддержку у западных союзников. Стоит лишь вспомнить, как после встречи в Париже 9 декабря прошлого года канцлер Германии Ангела Меркель сказала, что минские соглашения — не “окаменевший документ”, для его воплощения необходима “гибкость”. Поэтому Россия настойчиво предлагает Украине публично отказаться даже от самой идеи возможного обновления минских документов.

Параллельный формат

Третий вариант — воспользоваться параллельной переговорной площадкой по Донбассу. В первую очередь — “нормандской”. Но сейчас, несмотря на желание Украины и поддержку лидеров Франции и Германии, собрать эту четверку сложно. Зато ничто не мешает президенту Владимиру Зеленскому, как он и хотел, обратиться к странам — подписантам Будапештского меморандума, Великобритании, США и даже Китаю, и получить их письменные позиции и предложения.

Иногда кажется, что Украина готова сыграть в игру Москвы — леги­тимизи­ровать боевиков. Но каждый раз у красной черты Зеленский и его команда ос­танав­лива­ются и делают шаг назад

Другой вопрос, что сейчас не лучший момент решать вопрос альтернативы Минску. По крайней мере, надо подождать начала каденции новой администрации в США. “Ключевые рычаги влияния в руках американцев. От них зависят эффективная коммуникация и солидарные действия с Европейским союзом и другими союзниками”, — говорит Фокусу Павел Климкин, бывший министр иностранных дел. Дело в том, что после смены хозяина Белого дома США и РФ неизбежно будут налаживать новые контакты, и Украина, вероятно, станет одной из тем для разговора. “Тогда станут возможны изменения в экономических и гуманитарных направлениях и, что особо важно для нас, в вопросах безопасности и освобождения людей”, — добавляет Климкин. Дело не в формате и сроках, а в содержании, готовности ЕС и США вложиться в реальное решение, а также гарантиях выполнения договоренностей, то есть кто, что и при каких условиях будет выполнять и как контролировать. “Ближайшие месяцы турбулентности важно использовать Украине не для контактов с Россией, а для проведения по-настоящему доверительных консультаций с новой администрацией США: показать нашу стратегию по Донбассу, видение решения проблемы, объяснить актуальность той или иной помощи, а также продемонстрировать, что Украина готова к дальнейшим процессам после деоккупации”, — советует дипломат.

Публичный же план Украины за год все-таки появился. Его не так давно озвучил в Минске глава украинской делегации Леонид Кравчук. На первом месте — вывод иностранных войск, незаконных вооруженных формирований и наемников с территории Украины. На втором — отмена РФ ряда решений и документов, которые являются прямым вмешательством в жизнь ОРДЛО, например, об упрощенном порядке предоставления жителям этих территорий российского гражданства. Далее — восстановление контроля над соответствующим участком российско-украинской государственной границы с помощью СММ ОБСЕ и увеличение численности миссии. А уж после — подготовка и проведение там местных выборов.

Но, несмотря на то что план появился, в дипломатических кругах намекают: коммуникации с международниками и даже украинским обществом нет, а действия власти все еще непредсказуемы. Например, секретарь СНБО Алексей Данилов обещает скорое решение Совета по вопросу Донбасса. О чем оно, не говорит. Тем более не знают, к какому сценарию готовиться, жители ОРДЛО. “Иногда мне кажется, что было бы легче ждать освобождения родных, если бы с такими, как я, разговаривали те, от кого с украинской стороны зависит освобождение заложников, — замечает жена гражданского заложника Татьяна Лач. — Тем более сложно даже представить, как в подвале СИЗО чувствует себя мой Саша среди крыс и тараканов в тот момент, когда какого-то работника “народной милиции” и “министерства госбезопасности” под видом шпиона отдают Украине, в то время как из Минска слышно, что кто-то срывает большой обмен”.

Источник: Focus.ua

Check Also

Ученые предупреждают об “ужасном будущем” для планеты и массовом вымирании биологических видов — CNN

Биологическим видам может угрожать массовое вымирание, если человечество и дальше будет игнорировать экологическую угрозу. По …