Home / Статьи / Кто выиграет, а кто проиграет от легализации азартного бизнеса

Кто выиграет, а кто проиграет от легализации азартного бизнеса

Парламент легализовал игорный бизнес. Оптимисты считают, что это привлечет серьезные инвестиции в бюджет. Скептики уверены, что в ближайшее время этого не будет, как не будет и контроля над рынком азартных игр

“Мы легализируем азартные игры, а именно работу казино в пятизвездочных отелях, будем стимулировать развитие туристического кластера региона у Черного моря”, — заявил Владимир Зеленский 8 августа 2019 года во время украинско-турецкого бизнес-форума в Стамбуле. Турки точно могут теперь оценить крепость слова президента Украины. Он неоднократно выступал в поддержку легализации игорного бизнеса. Не прошло и года, как обещанное выполнено. Не совсем так, как обещалось, но точно в широком объеме.

В начале 2020-го украинский парламент проголосовал за законопроект об азартных играх в первом чтении. Но чтобы окончательно легализовать игорный бизнес в стране, депутатам понадобилось еще полгода. Задержка в несколько месяцев связана не только с огромным количеством предлагаемых правок (их было почти 4 тыс.), но с тем, что все участники рынка пытались перетащить одеяло на себя. Букмекеры, владельцы офлайн- и онлайн-казино, собственники залов игровых автоматов и лотерейщики добивались наиболее выгодных условий. Например, в какой-то момент из документа исчезла норма о том, что заведения с игровыми автоматами должны находиться от школ на расстоянии не менее 500 м (во время работы в комитетах ее вернули в законопроект). Между тем так и не удалось запретить залы игровых автоматов в жилых кварталах. Это значит, что заведения, замаскированные под VIP-караоке или интернет-центры, от которых избавлялись с таким трудом, вернутся на привычные места. И если в первой редакции закона максимальное количество игровых автоматов ограничивалось 40 тыс. по всей стране, то теперь ограничения нет.

Как говорят эксперты и участники рынка, с которыми поговорил Фокус, конечный вариант документа получился более сбалансированным с точки зрения интересов игроков рынка.

Из закона убрали лотереи. По словам Ярослава Железняка, депутата от фракции “Голос”, в первой редакции документа раздел о лотереях прописали не слишком разумно. Например, расстояние от школ до места продажи лотерей и залов игровых автоматов было одинаковым, хотя риски здесь несопоставимы. В конце прошлого года, когда законопроект лишь зарегистрировали в Верховной Раде, юрист Игорь Галицкий, эксперт по лотерейной отрасли, также говорил журналистам о том, что приравнивать лотереи к азартным играм, загоняя эти сферы в рамки одного законодательства, — большая ошибка. Разнятся не только механизмы их проведения, уверен он, но и то, что лотереи, в отличие от казино или букмекерства, “не вызывают привыкания”. Это вопрос спорный, но в большинстве стран такие сферы действительно регулируются отдельно, только так можно учесть все нюансы. К тому же в Украине уже есть закон о государственных лотереях. Он принят в 2012 году.

Плюс, минусы и много вопросов

Сейчас уверенно говорят лишь об одном плюсе закона, считает Сергей Река, младший юрист компании Investment Service Ukraine. В перспективе легализация азартных игр предполагает значительный приток средств в украинский бюджет. “Часть сегодняшнего теневого бизнеса перейдет под контроль государства и начнет приносить деньги благодаря налогам и лицензионным сборам”, — комментирует Река. Попутным бонусом законодательной инициативы может стать развитие отельного бизнеса в стране, говорит он. По новым нормам, офлайн-казино будут располагаться лишь в пятизвездочных отелях с номерным фондом не менее 150 номеров. В трех- и четырехзвездочных гостиницах смогут размещаться игровые автоматы. Эксперт предполагает, что за счет предусмотренных льгот закон поспособствует привлечению инвестиций и строительству новых отелей в стране.

Елена Хотенко, глава совета Института налоговых реформ, считает, что при размещении казино в гостиницах есть обратная сторона: это может привести к монополизации бизнеса отелями. “Уже сейчас стоимость арендных площадей [под казино] — от €120 за 1 кв. м. Владельцы отелей также требуют определенный процент при условии предоставления места операторам рынка”, — комментирует эксперт. В идеале эти риски необходимо было прописать в законодательстве. По ее словам, именно владельцы объектов размещения оказались в наибольшем выигрыше.

Между тем легализация “игорки” вряд ли приведет к поступлениям в госбюджет в ближайшее время, как обещали лоббисты документа. С одной стороны, специально для этого в законодательстве прописали создание системы онлайн-мониторинга, которая позволит контролировать сферу и покажет объем денег внутри рынка. Но с другой — на ее запуск отводится 2,5 года. Все это время игорный бизнес будет работать без надзора, объясняет Галина Васильченко, народный депутат фракции “Голос”. «Я предлагала уменьшить срок создания системы мониторинга до полугода, но эту норму проигнорировали. Видимо, кому-то очень выгодно, чтобы еще более двух лет рынок работал в тени”, — комментирует она. Ее фракция не поддержала законопроект, посчитав, что он не защищает украинцев от рисков азартных игр.

“Легализация игорного бизнеса — это, в первую очередь, не о наполнении бюджета. Это история о защите граждан. Не совсем понятно, каким образом ее можно обеспечить без системы онлайн-мониторинга”, — соглашается с нардепом Никита Бондарев, руководитель отдела по связям с общественностью компании МСЛ. В качестве примера приводит кейс Португалии, где во время жесткого коронавирусного карантина активизировались онлайн-операторы азартных игр. Они значительно увеличили расходы на рекламу, завлекая скучающих дома людей. Система онлайн-мониторинга показала, как стремительно вырос суточный оборот рынка, и власть приняла решение о запрете на рекламу онлайн-операторов. Как уточняет Бондарев, такую программу не обязательно разрабатывать с нуля в Украине, ее можно купить у одного из мировых производителей, адаптировав к нашим условиям. Тогда на процесс запуска понадобится от трех месяцев до года. Стоимость системы колеблется в пределах $250–500 тыс.

Сфера влияния

Велика вероятность, что онлайн-мониторинг не запустят даже в отведенный срок, уверен депутат Ярослав Железняк. “Вы же знаете, как это бывает: суды, срыв тендера. Так как налогообложение привязано именно к системе, то ее запуск будут затягивать”, — объясняет он. В итоге участники рынка будут платить лишь за лицензии без уплаты налога. “Ходят слухи, что это выгодно отдельным букмекерским компаниям, которые хотят, чтобы их бизнес купили. Их стоимость на рынке будет гораздо выше, если этой системы и, соответственно налогов, не будет. Но я не знаю, можно ли доверять этой информации”, — говорит депутат.

В экспертной среде активно обсуждают и то, что специальную комиссию по регулированию рынка азартных игр возглавит россиянин Борис Баум. Регуляторный орган будет заниматься лицензированием участников игорного бизнеса и осуществлять госнадзор за рынком. Сам Баум получил украинское гражданство лишь 16 января текущего года, сейчас он работает внештатным советником замглавы Офиса президента Кирилла Тимошенко, при этом именно его называют главным лоббистом закона об азартных играх. В интервью порталу Liga.net он подтвердил, что хотел бы занять эту должность, чтобы “убедиться, что закон работает”.

Кабмин, разрабатывая в конце прошлого года госбюджет-2020, с расчетом на принятие закона заложил в доходную часть от продажи лицензий 3 млрд грн. Эксперты считают, что правительство поторопилось, поскольку с созданием регуляторного органа могут возникнуть проблемы. Он должен появиться в течение трех месяцев после вступления закона в силу. Однако непонятно, откуда возьмут средства на это. Как уточняет Галина Васильченко, из госбюджета нынешнего года большие средства бросили на борьбу с COVID-19. “Я сомневаюсь, что найдутся деньги еще и на это”, — подчеркивает она. Юрист Сергей Река, в свою очередь, прогнозирует, что у комиссии могут возникнуть проблемы и с делегированием своих полномочий на региональный уровень, так как в законе эти нормы прописаны не совсем четко.

Кроме того, часть экспертов считает, что порог входа на игорный рынок оказался слишком высоким. Так, немалая стоимость лицензий предполагает, что легализовать свой бизнес смогут лишь наиболее крупные и влиятельные украинские операторы. В то же время непонятно, каким образом эти цены вообще просчитывались, отмечают участники рынка. При этом мировая практика предполагает, что лицензии не должны стоить дорого, так как государства получают вливания в бюджет за счет адекватной системы налогообложения.

Двери не для всех

Один из участников рынка, пожелавший остаться неназванным, уверен, что с регуляторными функциями могло бы справиться и Министерство финансов Украины без создания отдельной комиссии. “В целом весь процесс легализации у нас напоминает продажу входных билетов”, — подчеркнул он. Своей целью государство видит лишь реализацию лицензий, при этом мало задумывается о том, как в реальности будет контролировать уже легальный рынок азартных игр.

Эксперты отмечают, что при высокой стоимости лицензий необходимо говорить об уменьшении налогов. Но на сегодня оценить потенциальную фискальную нагрузку на организаторов азартных игр в Украине невозможно. Принятый закон не регулирует налогообложения, так что большинство вопросов остаются открытыми. “Налоговой составляющей до сегодняшнего момента нет, проанализировать эти моменты невозможно”, — рассказывает Фокусу Елена Хотенко.

17 июня Комитет Верховной Рады по вопросам налогов и финансов поддержал и рекомендовал для принятия в первом чтении и в целом законопроект, прописывающий изменения в Налоговый кодекс в отношении азартных игр. Но первоначальный документ может существенно измениться до момента голосования.

Говоря о других требованиях, делающих рынок не самым доступным для организаторов игр, Хотенко упоминает норму об оборудовании: оно должно быть выпущено не раньше 2019 года. Однако крупнейшие участники рынка не согласны с мнением о высоком пороге входа на рынок и считают их “в целом демократичными”, так как на рынок сможет зайти любая компания, которая готова соблюдать украинское законодательство.

В свою очередь, Галина Васильченко считает, что высокая стоимость лицензий — плюс, поскольку смысл закона не в том, чтобы сделать этот бизнес привлекательным, а в необходимости его отрегулирования и контроля. Причем важно, что в госбюджете появится специальный фонд поддержки медицины, спорта и культуры, куда станут направлять часть средств, полученных от игорного бизнеса. Но это будет иметь смысл только при отлаженной системе онлайн-мониторинга, на которую пока никто не рассчитывает. В противном случае получим плохо контролируемые монополии нескольких крупных игроков.

Автор материала: Евгения Королёва

Источник: Focus.ua

Источник: HPiB.life

Check Also

Заразная власть

Как Верховная Рада стала рассадником коронавируса в органах власти. Верховная Рада оказалась главным очагом распространения …