Home / Статьи / Почему Украине трудно убедить МВФ одолжить ей денег

Почему Украине трудно убедить МВФ одолжить ей денег

Украина до конца года не получит ни одного из двух плановых траншей МВФ, которые должны были поддержать ее в период коронакризиса. Отсутствие внешнего финансирования накануне нового локдауна усиливает бюджетный кризис и заставляет правительство в ручном режиме финансировать только приоритетные государственные расходы. Украинская власть потеряла доверие МВФ не только из-за невыполнения взятых на себя полгода назад обязательств, но и из-за неожиданного для Запада отката ключевых реформ (укр.).

Позитивное мышление

Вся украинская власть делает сейчас отчаянные попытки восстановить испорченные отношения с Международным валютным фондом. Президент Владимир Зеленский позвонил директору-распорядителю МВФ Кристалине Георгиевой с заверением, «что Украина не останавливалась в выполнении взятых на себя обязательств в рамках программы stand-by». Глава НБУ Кирилл Шевченко слетал в Вашингтон на прямые переговоры с Фондом, после которых вернулся с «консервативным оптимизмом». Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба неуклюже выразился, что предложил назначить экс-министра финансов Оксану Маркарову послом Украины в США не для того, чтобы «только выбивать деньги из МВФ». А министр финансов Сергей Марченко заявил о «значительном прогрессе» в переговорах.

Все эти заявления должны были бы убедить в «размораживании» отношений с МВФ и в том, что очередной транш на $700 млн скоро поступит в Украину. Однако реакция Фонда не была обнадеживающей. Слова Кристалины Георгиевой о том, что «full agreement on actions needed prior to program review», можно перевести как «до пересмотра программы необходимо полное согласие по действиям».

То есть проблема заключается не только в сроках выполнения Украиной своих обязательств или в наличии «политической воли» для их выполнения, чтобы миссия МВФ могла с инспекцией приехать в Украину, подготовить staff level agreement и порекомендовать Совету директоров МВФ выделить очередной транш кредита по программе stand -by. Стороны даже еще не пришли к согласию относительно того, что именно нужно делать Украине.

При этом президент убеждал, что Украина выполнила все свои ключевые обязательства, но не смог объяснить задержку с завершением пересмотра программы. «На сегодня все структурные маяки, предусмотренные для пересмотра программы МВФ, выполнены», – заявлял Владимир Зеленский.

Сегодня утром Минфин сообщил, что завершил переговоры с МВФ относительно основных параметров проекта госбюджета на 2021 год. Но это еще не финал переговоров. «Это было одной из главных предпосылок для начала первого просмотра совместной с МВФ программы stand-by для Украины, определения даты визита миссии МВФ и получения очередного транша», – отметили в Минфине.

Отношения на паузе

Украина в конце мая договорилась с МВФ о новой 18-месячной программе общим объемом $5 млрд. Из них $2,1 млрд поступили 12 июня, а остальные средства государство должно получить четырьмя траншами в течение полутора лет. При этом МВФ сделал дружественный жест и увеличил первый транш на $200 млн, из-за чего следующие два транша осенью должны похудеть до $700 млн каждый.

Чтобы рассчитывать на сентябрьский транш, Украина в июне должна была выполнить только один «структурный маяк» – утвердить план сокращения NPL в государственных банках (всего в полуторагодовалой программе девять «структурных маяков», и два из них приходились на август – сентябрь), а МВФ в июле должен был прибыть с проверкой прогресса Украины по всем направлениям реформ.

Однако отношения с МВФ внезапно испортились. Украинские топ-чиновники не сразу осознали это. «МВФ уже летом заморозил возможность получения в сентябре нового транша. Но наши переговорщики поняли это не сразу, поскольку Фонд не сказал это прямо – он намекал между строк», – рассказал FinClub собеседник, знакомый с ходом переговоров.

Первую негативную реакцию Фонда вызвала неожиданная отставка главы НБУ Якова Смолия из-за «систематического политического давления». Хотя за месяц до нее Украина в Меморандуме пообещала «избегать любых действий, которые могут означать политическое вмешательство в независимость НБУ (касательно решений относительно политики, ограничений сроков каденции и правовой защиты руководителей и персонала)».

И хотя новый глава НБУ Кирилл Шевченко уверял, что сотрудничеству с МВФ ничего не угрожает, как и независимости Нацбанка, в Фонде решили подождать, чтобы убедиться, что политика Нацбанка не изменится, а его независимость – сохранится. Июльская миссия МВФ была отменена. Не приехала она в Украину и в августе.

Осенью конфликт в руководстве НБУ между новым главой и «старыми кадрами», которые еще не уволились добровольно, стал публичным, а первая заместитель председателя НБУ Катерина Рожкова и заместитель председателя НБУ Дмитрий Сологуб получили от Совета НБУ выговоры за нарушение «политики одного голоса». После этого правление НБУ лишило Катерину Рожкову банковского надзора.

Дальнейшие события показали, что слова господина Сологуба, за которые он получил выговор, оказались пророческими: «Нацбанк фактически вернулся в ситуацию 2015 года, в которой он уже был, когда кредит доверия от МВФ нужно приобретать практически с нуля». Как оказалось, это касается не только НБУ – доверие западных кредиторов снизилось и к другим украинским институтам.

Потеря доверия

МВФ был обеспокоен не только внезапными кадровыми изменениями в НБУ. После получения первого транша кредита Украина не спешила с выполнением своих обещаний, закрепленных в Меморандуме.

Еще до конца июня Украина должна снять «временное ограничение для всех зарплат в государственном секторе». Но ни правительство, ни парламент этого не сделали. В ситуацию вмешался Конституционный Суд, который в конце августа отменил ограничения в 47 тыс. грн в отношении судей, прокуроров, чиновников, должностных лиц Нацбанка. Рыночные зарплаты в государственных компаниях власть обещала вернуть в сентябре, но снова солгала. Зарплатные лимиты отменили только в конце октября и только для госбанков. Низкие зарплаты в госкомпаниях уже привели к резонансным увольнениям иностранных специалистов.

Сманипулировала Украина и с целевым назначением фонда борьбы с COVID-19, создание которого МВФ согласовал, не зная, что больше всего средств пойдет на строительство дорог, а на борьбу с пандемией потратят лишь 12%. Хотя власть обещала, что «фонд используют прежде всего для финансирования дополнительных расходов на здравоохранение и социальных расходов, непосредственно связанных с эпидемией COVID-19». Теперь МВФ ожидает отчет оперативного аудита расходов фонда (хотя этот девятый «структурный маяк» должен был быть выполнен до конца марта 2021 года).

Пока Украина искала возможность получить сентябрьский транш, она начала накапливать нарушения дедлайнов своих обязательств для получения декабрьского транша. Украина вовремя не подготовила или не приняла ряд необходимых законопроектов. До конца сентября должен был появиться проект налоговой амнистии со «схемой добровольного декларирования имущественного положения и незадекларированных доходов»; до конца октября должны были принять поправки в закон о ФГВФЛ «для совершенствования механизмов ликвидации банков и возвращения активов» (пятый «структурный маяк»), а также законопроект, который усиливает институциональную способность НКЦБФР по стандартам IOSCO.

До конца октября Рада должна внести изменения в закон о Высшем совете правосудия, чтобы ее членами были люди с безупречной репутацией и добропорядочностью (шестой «структурный маяк»), а к концу ноября – изменения для создания постоянного инспекционного подразделения в пределах ВРУ. Однако законопроект об очистке ВСП даже не подали в парламент, а законопроект № 3711 о судоустройстве и судейском управлении только смогли отправить на повторное первое чтение.

До конца ноября парламент должен изменить корпоративное управление банков и ужесточить требования к их капиталу (четвертый «структурный маяк»), но соответствующий законопроект только зарегистрировали. За последний месяц года парламент должен также успеть принять закон о Бюро экономической безопасности, который должен вступить в силу с 1 января 2021 года. Но Рада почти не работает и постоянно находится на карантине.

Власть об этих проблемах не говорит, акцентируя внимание на выполнении отдельных пунктов Меморандума, например, на уменьшении доли неработающих кредитов – с 48% до 45,6%, создании единых юрлиц для таможни и налоговой службы (третий «структурный маяк»). К концу сентября Украина обязывалась разработать новые организационные структуры и механизмы делегирования полномочий и подотчетности в ГНС и ГТС как единых юрлиц, а также отменить систему плановых налоговых проверок, заменив ее налоговым аудитом на основе анализа рисков. К концу года областные юрлица ГНС, ГТС и ГФС должны быть закрыты (восьмой «структурный маяк»).

Среди достижений власть отмечает принятие в сентябре плана восстановления платежеспособности ФГВФЛ (реструктуризация долга, повышение гарантированной суммы, взыскание средств с владельцев обанкротившихся банков), а в июне – законопроекта № 2284, который упрощает осуществление инвестиций и внедрение финансовых инструментов. Почти в полном объеме выполнен план создания рынка газа для частных потребителей (второй «структурный маяк»), а новый корпоративный устав НАК «Нафтогаз Украины» (седьмой «структурный маяк») правительство утвердило в конце октября с опозданием всего на месяц.

Шаг вперед, два шага назад

Ухудшил отношения с МВФ и откат ряда реформ. Украина в Меморандуме обещала «предотвращать любой уход от недавних достижений в антикоррупционном режиме», но действия Конституционного Суда шаг за шагом уничтожают антикоррупционную инфраструктуру: начиная с решения о незаконности назначения Артема Сытника главой Национального антикоррупционного бюро и заканчивая отменой уголовной ответственности за недостоверное декларирование и параличом работы Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции. Не забыли в МВФ и историю с отменой этим судом в 2019 году уголовной ответственности чиновников за незаконное обогащение.

Владимир Зеленский пришел к власти благодаря обещанию массовых «посадок», а для получения первого транша от МВФ все же восстановил уголовную ответственность за незаконное обогащение. Но на Западе еще в прошлом году стало ясно, что сворачивание антикоррупционных институтов может происходить даже под прикрытием антикоррупционной борьбы. Бывший посол Канады в Украине Роман Ващук вспоминает, что международное сообщество создало и десять лет финансировало деятельность Международной комиссии против безнаказанности в Гватемале, в которой «испанские и колумбийские прокуроры начали уголовные дела против почти всех секторов гватемальского политической жизни». Однако «комедиант без всякого политического опыта Джимми Моралес», по его словам, нашел общий язык с местными олигархами и «выбросил комиссию из Гватемалы».

Конституционный Суд может отменить и другие достижения Украины. Принятие весной закона о свободном обращении сельскохозяйственных земель и отмене моратория на продажу земли в 2021 году было одной из предварительных мер, которые МВФ учитывал, когда принимал новую программу для Украины. Поэтому обнародованный осенью проект решения Конституционного Суда, в котором говорилось о фактической отмене земельной реформы, также насторожил международных партнеров Украины.

Конституционный Суд также исследует конституционность так называемого «антиколомойского» закона, принятого для получения июньского транша МВФ и недопущения денационализации ПриватиБанка, и конституционность всей системы гарантирования вкладов физических лиц, которую в прошлом «редактировали» по рекомендациям МВФ и Всемирного банка.

Двойную игру МВФ увидел и на банковском направлении. Украина в Меморандуме пообещала «усилить статус НБУ как обеспеченного кредитора в случае банкротств банков». Тем не менее только через четыре дня после получения первого транша МВФ парламент 16 июня принял в первом чтении законопроект № 2459 депутата Александра Дубинского («Слуга народа») о лишении НБУ права обеспеченного кредитора по кредитам рефинансирования банков-банкротов.

А в день получения транша в Раде пытались начать создание временной следственной комиссии по действиям руководства НБУ и ФГВФЛ в 2014-2019 годах, которые осуществлялись в рамках предыдущих меморандумов с МВФ.

Невозможность парламента удовлетворить требование ФЛП и отсрочить внедрение кассовых аппаратов можно объяснить нежеланием властей сворачивать еще одну реформу, за которую Украина также уже получила средства МВФ. Именно июньскому траншу МВФ предшествовало введение с 1 января 2021 года фискальной подотчетности при выдаче кассовых чеков участниками упрощенного режима налогообложения с обязательным использованием кассовых аппаратов и электронного кассового учета.

Поэтому, когда чиновники говорят, что обсуждают с МВФ только три ключевых вопроса: восстановление антикоррупционной инфраструктуры, принятие реалистичного бюджета-2021 и работу НБУ, – нужно помнить, что МВФ принимает во внимание все невыполненные обязательства украинской стороны.

В ожидании МВФ

Кирилл Шевченко после общения с МВФ сохранил веру в приезд миссии в Украину до конца года. «Чтобы появились даты, нужно достичь прогресса во всех блоках вопросов. Если пути решения вопросов будут наработаны и мы с обеих сторон начнем по ним двигаться, то я в этом вопросе оптимист – у Украины есть все шансы получить миссию МВФ до конца этого года», – говорил он.

В правительстве также рассчитывают на приезд миссии МВФ в декабре. Но денег от МВФ в этом году точно не будет. Об этом предупредил советник главы Офиса президента, экс-министр экономики Тимофей Милованов. «У кого-то есть иллюзии, но это нереально. Транша в этом году не будет», – заявил он.

Отсутствие договоренностей с МВФ – это удар по бюджетному финансированию, признавал глава государства. «Если не будет миссии МВФ, у нас будет и у нас есть дыра в бюджете», – говорил в начале ноября Владимир Зеленский. Об этом его уже давно предупреждали эксперты, которые называли нереалистичным выполнение бюджета-2020 с рекордным плановым дефицитом в 298 млрд грн.

Госказначейство уже в ноябре, а не в декабре, как это происходило ранее, начало в ручном режиме определять, кто получит финансирование. Приоритет имеют защищенные расходы, а незащищенные, такие как капитальные, правительство пытается профинансировать за счет квазибюджетных методов: Укрэксимбанк уже получил дешевое рефинансирование от НБУ на 10,8 млрд грн, а «Укравтодор» – правительственную госгарантию на 5 млрд грн. «Политико-конституционный кризис блокирует сотрудничество с международными организациями и возможность привлечь финансирование. Поэтому ожидается недофинансирование расходов госбюджета на 120-140 млрд грн», – подсчитал руководитель по политическим вопросам Киевской школы экономики Павел Кухта.

Приезд миссии МВФ блокировался неопределенностью финальных параметров бюджета-2021. Подготовка проекта бюджета ко второму чтению проходила с нарушением графика, и его могут вообще не успеть принять до конца года. Об этом уже предупреждали представители монобольшинства.

Хотя в правительстве более оптимистично смотрят на бюджетный процесс и обещают вскоре передать в парламент финальную версию. Основные дискуссии с МВФ проходили вокруг показателя дефицита бюджета. Украина в сентябре предложила его на уровне 6% ВВП, тогда как МВФ настаивал на 5,3%. Во время переговоров удалось показатель дефицита с 270 млрд грн уменьшить более чем 30 млрд грн. Правительство уже отменило повышение минимальной ставки заработных плат учителей в 2021 году, на очереди – смещение графика повышения минимальной зарплаты до 6500 грн на конец года.

Но даже в случае принятия бюджета в «турборежиме» Украина не получит средства до конца декабря. «В этом году Украина уже вряд ли успеет получить деньги от МВФ. Пока правительство выполняло структурные маяки ко второму траншу, подошли сроки выполнения обязательств для следующего. Кроме того, восстановление финансирования зависит не только от выполнения структурных маяков. Необходимо, чтобы страна проводила адекватную экономическую политику и не откатывала назад ранее проведенные реформы», – уверена главная экономистка ИК Dragon Capital Елена Белан.

Восстановление доверия

По мнению Елены Белан, МВФ будет наблюдать за тем, как Украина решит вопрос НАПК и электронных деклараций после скандального решения Конституционного Суда, примет во втором чтении реалистичный бюджет на 2021 год и одобрит изменения в закон о НАБУ (после соответствующего решения КС), которые при этом не приведут к автоматической смене главы НАБУ.

«Есть вопросы по антикоррупционной реформе. Это направление для МВФ является важным и приоритетным, они неоднократно об этом говорили. Сейчас под ударом и НАБУ, и вопрос о выборе нового прокурора САП, и ситуация вокруг Конституционного Суда. Выглядит это довольно плохо. В дальнейшем все будет зависеть от того, как вся эта ситуация решится, будет ли найден компромисс. Это важный вопрос, и ответа на него пока нет», – говорит аналитик ИК Adamant Capital Константин Фастовец.

МВФ ожидает от нового руководства Нацбанка формализации видения своих дальнейших действий. «Приоритетом для Фонда остается независимость Нацбанка, а к ней снова возникли вопросы после сомнительного перераспределения функций между членами правления», – отметила Елена Белан.

Фонд может выжидать с траншем, чтобы убедиться в стабильности работы Нацбанка, что под давлением бюджетных проблем и экономической рецессии правительство не заставит НБУ перейти к эмиссионному финансированию бюджетных расходов, обосновывая такую ​​возможность рекордно низкой инфляцией. «Кадровые изменения в НБУ существенно усилили неопределенность относительно его политик, направленных на обеспечение ценовой и финансовой стабильности. В то же время коммуникации и шаги НБУ в последние месяцы фактически являются продолжением тех политик, которые проводились Нацбанком и до смены руководства. При этом, вероятно, МВФ и другие западные партнеры могут потребовать определенного времени для получения уверенности, что ценовая и финансовая стабильность остается приоритетом НБУ», – считает глава департамента макроэкономических исследований ICU Сергей Николайчук.

Но не только поэтому Фонд не спешил с отправкой миссии в Украину. «Приезд миссии и пересмотр программы тормозят ряд факторов. В частности, это судебные решения вокруг ПриватБанка, неопределенность относительно работы антикоррупционных органов, сохранение ограничений зарплат на государственных предприятиях, утверждение правительством и представление в парламент проекта бюджета на следующий год с дефицитом 6% ВВП, что не было согласовано с МВФ», – объясняет Сергей Николайчук. Он считает, что решение КС по электронному декларированию и работе НАПК существенно осложнило возможности для успешного пересмотра программы и получения очередного транша.

Сроки кредитования

Эксперты солидарны в том, что шанс получить средства МВФ до конца года потерян, и Фонд не будет экстренно спасать украинский бюджет. «Скорее всего, не получим ничего в этом году. Все зависит от действий правительства. Пока они не особо заметны, – констатирует Павел Кухта. – В проект бюджета на 2021 год заложен дефицит в 6% ВВП. А де-факто дефицит будет еще выше, так как доходная база в бюджете завышена». По его мнению, МВФ отказался финансировать такой завышенный дефицит и ждет его сокращения.

Такой сценарий отдельные эксперты прогнозировали еще летом. «Мы еще в июне предполагали, что в этом году Украина больше не сможет получить средства от МВФ. События последних недель лишь усилили вероятность того, что следующий транш от МВФ будет не раньше 2021-го», – сказал господин Николайчук.

Елена Белан предупреждает, что пауза в финансировании МВФ может длиться месяцами. «Скорее всего, финансирование возобновится во втором полугодии 2021 года, когда резко возрастут выплаты по внешним долгам и сезонно увеличится дефицит бюджета», – считает эксперт.

Альтернативные источники

Без второго транша от МВФ Украина не получит средства других кредиторов до $3 млрд. Но премьер-министр Денис Шмыгаль «выразил надежду», что МВФ намекнет Еврокомиссии, что Украина выполняет обязательства перед Фондом и ей можно выделить 600 млн евро макрофинансовой помощи.

«Кредитные ресурсы от МВФ и других международных финансовых организаций, процент по которым намного ниже рыночного, важны. Без них государство будет вынуждено сократить свои расходы на инвестиционные проекты и снизить темпы улучшения социальных стандартов, в частности и через механизм ослабления обменного курса. Но о полноценном финансовом кризисе или невозможности обслуживания финансовых обязательств речь пока не идет», – считает Сергей Николайчук.

Банки все еще покупают ОВГЗ, но их возможности ограничены. В этих условиях власть пытается привлечь финансирование, не связанное напрямую с программой МВФ. Последние переговоры о получении $300 млн кредита от Всемирного банка для финансирования выплат группам населения, наиболее пострадавшим от карантина, являются частью этой стратегии. Владимир Зеленский уже пообещал 10 млрд грн для выплат по 8 тыс. грн пострадавшим ФОПам.

Правительство также планировало выпуск еврооблигаций на $1 млрд, но сделать это без программы МВФ, даже в условиях ралли на мировом фондовом рынке, достаточно сложно. «Без денег доноров не готовы кредитовать частные инвесторы, которые используют МВФ как due diligence. Это очень удобно: по сути МВФ делает всю работу по анализу Украины как заемщика. Если МВФ говорит, что страна due diligence не проходит, то инвесторы не дают денег. Если инвесторы не дают денег, то финансировать старые долги неоткуда. Без этого не приходят инвестиции, уходит капитал, как следствие – падение гривны», – предупреждает Павел Кухта.

Сценарий полномасштабного валютного кризиса пока маловероятен. «Меньше денег, которые приходят извне, – это плохо для резервов. Но пока уровень резервов достаточный. В НБУ есть валютная подушка безопасности, поэтому влияния на обменный курс не будет, – успокаивает Константин Фастовец. – Резервов у нас более $25 млрд. Это немало, и теоретически их можно «проедать» довольно долго. Но может ли Украина позволить себе в принципе не сотрудничать с МВФ? Абсолютно все понимают, что долгосрочно отказаться от сотрудничества с МВФ мы не можем».

Без сотрудничества с МВФ шансы Украины разместиться на внешних рынках по адекватной ставке он оценивает как «очень низкие». «Отсутствие сотрудничества с МВФ останавливает все внешнее финансирование», – объясняет он и добавляет, что «деньги, чтобы погасить долги, у нас есть». Вопрос внешнего долга в ближайшие месяцы действительно стоит не так остро, как финансирование бюджетных расходов. «Украине необходимо финансировать дефицит бюджета и возвращать валютные долги. В этом году мы уже расплатились по долгам, очередная выплата будет в следующем», – отметил Павел Кухта.

Дефицит средств заставит правительство отказываться в декабре от «лишних» расходов, чтобы сократить фактический дефицит. «На этот год заложен дефицит бюджета около 300 млрд грн – на уровне 7,5% ВВП. Такой дефицит трудно профинансировать, даже если Украина получила бы все планируемые внешние кредиты, в том числе два транша от МВФ, от ЕС. Теперь, понимая, что все откладывается, придется резать дефицит. Мы прогнозировали, что дефицит бюджета будет урезан до 4,5%», – рассказал Константин Фастовец.

Сокращению реального дефицита бюджета будет способствовать и сверхплановый рост доходов: ГНС уже собрала годовой план налогов и не останавливается.

Источник: Finclub.net

Check Also

Ученые предупреждают об “ужасном будущем” для планеты и массовом вымирании биологических видов — CNN

Биологическим видам может угрожать массовое вымирание, если человечество и дальше будет игнорировать экологическую угрозу. По …