Home / Разное / «Сезон молчания»

«Сезон молчания»

«Сезон молчания»
«Сезон молчания»

Репортаж из суда по делу о расстрелах на Майдане, которое 9 месяцев никак не начнется.

«Вы первые заходите в этот судебный зал», — председатель Сергей Дячук приветствует на входе участников процесса по делу о расстрелах протестующих на Майдане 20 февраля 2014 года. С момента предыдущего заседания суд успел переехать и обустроиться в новом здании на улице Якуба Коласа.

Имя беларусского поэта теперь часто звучит в новостях — из Минска, где есть одноименная площадь и улица. Там, как и по всей Беларуси, уже месяц продолжаются протесты против фальсификации выборов, и им противостоит ОМОН и внутренние войска. Фото и видео из беларусских пабликов в телеграме с жесткими задержаниями, избиениями и пытками ОМОНовцами мирных протестующих, заставляют болезненно вспоминать о том, как «Беркут» применял такие же методы во время протестов на Майдане. Спецподразделение теперь расформировано, уже шесть лет идет следствие и суды над его бывшими сотрудниками.

Дело пятерых бывших беркутовцев — Павла Аброськина, Сергея Зинченко, Олега Янишевского, Сергея Тамтуры и Александра Маринченко — одно из ключевых и относится к самым трагическим событиям на Майдане: расстрелам протестующих. Пять лет его активно слушали в Святошинском райсуде судом присяжных под председательством Сергея Дячука. Причем, что редкость, все стороны процесса говорили о доверии суду и его объективности. Но уже девять месяцев, как судебный процесс не может возобновиться.


Сергей Тамтура на заседании в Святошинском райсуде Киева 10 сентября 2020. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«29 декабря 2019 года был нанесен сокрушительный удар по процессу, который был рабочим», — говорит судья Дячук о решении президента Владимира Зеленского включить обвиняемых в обмен заключенными с контролируемыми Россией «республиками».

Для этого тогда еще генеральный прокурор Руслан Рябошапка, несмотря на протест группы прокуроров по делу беркутовцев, ходатайствовал в апелляционном суде об освобождении обвиняемых под личное обязательство, чтобы они смогли участвовать в обмене.

«Наши обвиняемые куда-то переместились, и нас поставили перед фактом», — возмущался судья Дячук и сообщил в Высший совет правосудия о вмешательстве в процесс.

До сих пор ни Офис президента, ни СБУ, ни другие органы, причастные к обмену, официально не пояснили суду, что произошло с беркутовцами.

Александр Маринченко на заседании в Святошинском райсуде Киева 10 сентября 2020 Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Возможно, определенный период времени надо эту информацию удерживать, исходя из соображений, которые позволяют достичь цели, но со временем можно это все сообщить, относясь с уважением к судебному процессу, предмет рассмотрения которого жизнь десятков людей», — упрекнул президента и спецслужбу председатель.

В этом году были и другие причины для переноса заседаний: сначала отвод и замена группы прокуроров, которые фактически продавили решение генпрокурора Рябошапки об освобождении беркутовцев для обмена; потом начался карантин из-за пандемии коронавируса; а в июне выяснилось, что Киевсовет не успел проголосовать за новый состав присяжных, тогда как у прошлой коллегии закончились полномочия. Теперь вот болезнь двух судей, которые слушают дело.

Обвиняемые «опаздывают», так сказать

Судья Сергей Дячук в своем кабинете рассказывает, как в шесть утра под гимн Украины устанавливал украинский флаг после переезда в новое здание Святошинского райсуда в Киеве. 10 сентября 2020 Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Мы уже провели сезон ожидания и молчания, который суд считает разумным для того, чтобы дождаться людей, которые могут «опоздать», так сказать… Вместе с тем все эти факторы теряют свою актуальность», — намекнул судья на не вернувшихся после обмена подсудимых.

Еще 14 января он просил сторону защиты, чтобы обвиняемые, отпущенные на неподконтрольные территории, все же нашли способ участвовать в суде.

Из пятерых сделали это только Сергей Тамтура и Александр Маринченко.

«Нам нечего скрывать — мы не совершали преступлений. Мы хотим восстановить честное имя спецподразделения «Беркут». Мы хотим, чтобы по-настоящему виновные в убийствах правоохранителей и протестующих были наказаны», — с таким заявлением двое беркутовцев возвратились после обмена в Киев в начале февраля.

Текст их объемного обращения к президенту, спикеру ВР и генпрокурору разместил у себя в фейсбуке адвокат Александр Горошинский. В нем они заверяли, что вернулись в Киев «за правдой» и пояснили, что участвовать в обмене «были вынуждены»: их отказ поставил бы под угрозу все договоренности. С тех пор они регулярно появляются на теперь уже редких заседаниях, но, как и прежде, отказываются давать комментарии, послушно следуя инструкциям своих адвокатов. Они считают, что, что любые слова его подзащитных будут сразу же искажены СМИ. Поэтому узнать, что Тамтура и Маринченко теперь думают о своем решении вернуться, и чем они занимались эти полгода на свободе, не удалось. Только жена Сергея Тамтуры, которая приходит на каждое заседание, коротко сказала: «Конечно я рада, что муж рядом».

Двое беркутовцев, разъяснил адвокат Александр Горошинский, пересекли админграницу тем же способом, каким ее пересекают те, кто живет на неподконтрольных территориях. Разрешение на пересечение оформили в СБУ, и с ним они прошли пограничную проверку.

Оставшиеся трое обвиняемых — Павел Аброськин, Сергей Зинченко, Олег Янишевский, по словам их адвокатов, находятся на неподконтрольной территории.

«Безусловно есть связь, непостоянная, однако время от времени мы имеем возможность сейчас связаться», — сообщил Горошинский.

Он утверждает, что «принимаются меры» по их возвращению, но называет причины, почему беркутовцы до сих пор не в Киеве. Во-первых, отмечает адвокат, их «выставили без документов». К тому же из-за карантина закрывали все пункты пропуска.

Или ждать, или судить заочно

Прокуроры Янис Симонов и Игорь Земсков на заседании в Святошинском райсуде Киева 10 сентября 2020. Фото: Стас Юрченко, Ґрати

Вопрос, ответ на который хотят знать и потерпевшие, и все, кто пристально следит за процессом, – что будет с главным делом Майдана дальше.

«Возможно, появятся» и «будем ждать» — звучит от прокурора Яниса Симонова. Этого, откровенно говоря, мало, чтобы быть уверенным, что дело все-таки продолжат слушать с тем же составом обвиняемых, как и раньше.

«Возможно, нет никаких препятствий этим троим людям вернуться с [неподконтрольной] территории, а возможно, для объективности, мы должны сказать, что их там удерживают [силой]», — говорит его коллега Игорь Земсков.

В интересах процесса, настаивают прокуроры, необходимо присутствие всех пятерых обвиняемых — «доказательства общие и доказывают вину каждого».

Если этого не случится, есть и другие, хотя и менее благоприятные для обвинения возможности продолжить рассмотрение дела.

Если Зинченко, Янышевский и Аброськин не появятся в суде, то их могут объявить в розыск и подать ходатайство об изменении меры пресечения — сейчас формально они на свободе. Но тогда, чтобы продолжить слушание, придется выделить отдельное производство троих беркутовцев. Его, в свою очередь, можно слушать заочно. Но для этого, напоминает прокурор Симонов, необходимо внести изменения в законодательства.

Нынешняя редакция Уголовно-процессуального кодекса предусматривает возможность проведения заочных судов только в случае, если подозреваемые объявлены в международный розыск. Раньше адвокаты потерпевших указывали, что Интерпол не раз отказывался включать в свою базу фигурантов дел Майдана и расценивал их преследование как политическое. К тому же заочное правосудие в том виде, в каком оно функционирует сейчас, несет риски отмены приговора по формальным признакам нарушения прав обвиняемых.

Адекватного законопроекта потерпевшие и их адвокаты ждут уже более девяти месяцев — о том, что будет принят новый закон о заочном правосудии, по словам адвокатки Евгении Закревской, обещал потерпевшим сначала бывший генпрокурор Руслан Рябошапка, а потом и нынешняя руководительница Офиса Генпрокурора Ирина Венедиктова.

Адвокатка Евгения Закревская на заседании в Святошинском райсуде Киева 10 сентября 2020.  Фото: Стас Юрченко, Ґрати

«Мы видим, что никого, ни в Офисе президента, ни в прокуратуре, ни депутатов это не интересует», — в голосе адвокатки семей погибших на Майдане слышно отчаяние.

В ноябре прошлого года ей пришлось объявить голодовку, чтобы предотвратить остановку расследований дел Майдана и добиться быстрой и эффективной передачи следствия из прокуратуры в Госбюро расследований. Но после этого появились новые проблемы: должность заместителя главы Госбюро расследований занял адвокат Виктора Януковича — Александр Бабиков — адвокаты семей Небесной сотни заявляли о том, что он не может быть объективен в делах Майдана и откровенно ему не доверяют. А сегодня стало известно о том, что курировать дела Майдана будет Максим Якубовский — новый заместитель Ирины Венедиктовой, который ранее работал в структурах пророссийского политика Виктора Медведчука. Уверенности в следствии потерпевшим и их представителям это не добавляет.

«За что браться, прямо не знаю!», — восклицает Закревская в коридоре суда, когда узнает о Якубовском.

Следующее заседание по делу о расстрелах на Майдане назначили на середину октября, и уже тогда станет понятно, что ждет этот процесс. Если только снова не произойдет чего-нибудь неожиданного.

Татьяна Козак,  опубликовано в издании Ґрати

Check Also

В Беларусь завезли «сомнительную» российскую вакцину от COVID-19 для испытания на добровольцах

В Беларусь завезли «сомнительную» российскую вакцину от COVID-19 для испытания на добровольцах В Беларусь поставили …